Реклама
В мире / Турция

Турция после попытки военного переворота. Сохранение внешнеполитического курса

2065

Gрезидент Реджеп Тайип Эрдоган

Gрезидент Реджеп Тайип Эрдоган

Попытка военного переворота в Турецкой Республике вновь заставляет нынешнюю власть пересмотреть проводимую ей внутреннюю и внешнюю политику. Именно эта власть реализовывала курс, который в итоге привел к отсутствию позитивных отношений с соседями.

Однако 22 мая в отставку подал бывший премьер-министр страны Ахмет Давутоглу, на чьё место 24 мая 2016 г. был назначен Бинали Йылдырым. Новый премьер взял курс на нормализацию отношений с соседними государствами. И если подписание соглашения с Израилем готовилось в течение нескольких лет, то восстановление отношений с Россией не в последнюю очередь связано с назначением Б. Йылдырыма. Турецкий премьер сделал несколько реверансов в сторону Багдада, Каира и даже заявил о желании Анкары сотрудничать с Сирией. Однако на следующий день он уточнил, что без ухода Б. Асада конструктивного взаимодействия быть не может.

Неудачный механизм госпереворота

15 июля 2016 г. группа военных приступила к осуществлению переворота в стране. Однако в силу определённых обстоятельств с самого начала путч был обречён. Группе восставших не удалось нейтрализовать президента, премьер-министра и членов правительства, установить контроль над всеми влиятельными СМИ. В эфире государственного телеканала ТРТ, диктор зачитала обращение к народу по приказу захвативших здание путчистов. Посыл до конца остался неясен, не был представлен лидер восставших. Заговорщики сообщили о деструктивной политике элит, не способной справиться с проблемами общества, и о том, что правительство потеряло свою легитимность.

Путчисты объявили комендантский час и заявили об образовании руководящего органа — так называемого Совета мира. Граждане Турции и сторонние наблюдатели оставались в недоумении. Слова премьер-министра Б. Йылдырыма о восставшей группе военных, попытке государственного переворота и контроле над ситуацией со стороны действующего правительства хоть и внесли некоторую ясность, но не были убедительными, поскольку, вполне естественно, все ждали информации о местонахождении и судьбе президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Информация поступала противоречивая. Интернет работал с перебоями, соответственно, и доступ к соцсетям и Twitter был ограничен. Однако отдельным СМИ удалось быстро вернуться в строй. Важное значение в происходящем приобрел канал CNN Turk, принадлежащий турецкому медиахолдингу Doğan Yayın Holding и американской Turner Broadcasting System.

Ведущим удалось выйти на видеосвязь с президентом, который находился в отпуске в Мармарисе. Как выяснилось позднее, здание, которое он успел покинуть, подверглось штурму со стороны мятежников. Р. Эрдоган в своей не самой уверенной речи обвинил в организации путча живущего в США проповедника Фетхуллаха Гюлена, его сторонников и так называемое «параллельное государство». Он также пояснил, что попытку переворота совершила немногочисленная группа солдат, и призвал массы выйти на площади и аэропорты. Интересно и то, что возможность обратиться к нации была предоставлена не контролируемыми государством каналами ТРТ или НТВ, а не раз переживавшим нападки со стороны прокуратуры CNN Turk. Тем не менее необходимо отметить, что канал все-таки связан с властью.

Ещё ранее правительство смогло восстановить работу. С активной фазой деятельности по противодействию мятежникам, видимо, было связано отсутствие заявлений со стороны Б. Йылдырыма (во время речей Р. Эрдогана и других политиков). На первом рубеже путчисты столкнулись с жандармерией и полицией. Турецкая разведка MIT узнала о путче поздно и выступила против него, что неудивительно, если учесть уровень взаимозависимости, на который вышли Р. Эрдоган и спецслужбы за годы тесной работы по разным направлениям и в первую очередь по Сирии и Ираку.

В критический момент против уже захвативших аэропорт Стамбула отдельных корпусов расквартированной в Стамбуле первой армии выступил командующий первой армии генерал Умит Дундар. Он же предупредил Р. Эрдогана, призвав его покинуть Мармарис и направиться не в Анкару, а в Стамбул, где У. Дундар мог бы обеспечить президенту безопасность. Первая армия Умита Дундара вытеснила своих сослуживцев из аэропорта. Стало ясно, что не вся армия поддержала путч. Захват аэропорта со стороны сторонников правительства во многом стал переломным моментом.

CNN Turk связалась с бывшим премьером Ахметом Давутоглу, который призвал защищать демократию, отложив все разногласия в сторону. Его речь ждали, и она была увереннее первых слов Р. Эрдогана. Далее ведущим удалось связаться с бывшим президентом Турецкой Республики Абдаллой Гюлем. А. Гюль оказался наиболее активным и перекрыл по степени уверенности и представительности как Р. Эрдогана, так и А. Давутоглу. Он воззвал к восставшим с призывом уйти с пути, на который они встали. Более того, А. Гюль наказал им вернуться в казармы и запретил во что бы ни стало открывать огонь по людям.

К тому моменту это было уже актуально. В самом начале люди шли под чисто антипутчистскими лозунгами «плечом к плечу против армии» (согласно первым видеозаписям в Twitter и СМИ). Затем появились лозунги — «Йа Аллах, Бисмилля, Аллаху Акбар». Был задействован мобилизационный ресурс правящей Партии справедливости и развития, сопровождавшийся призывами имамов к людям выходить на улицы и выступить против переворота.

На CNN Turk появлялись разные чиновники, говорившие о неприемлемости вмешательства армии в политику и будущей победе демократии. Все оппозиционные партии не признали путч и поддержали ведение демократического процесса.

Таким образом, механизм переворота был нарушен.

  • Переворот осуществлялся не всей армией, а отдельными частями. Вскрылся раскол в армии (часть примкнула к сторонникам власти, в первую очередь генерал Умит Дундар), что связано с чистками, проводившимися с момента прихода к власти ПСР. Кроме того, многие солдаты на оперативном уровне могли не понимать происходящего и выполняли приказы своих непосредственных командующих среднего звена. Когда выступили массы людей, именно эта группа мятежников оказалась в растерянности.
  • Осуществление переворота происходило без участия в сговоре и взаимодействия с высшими чинами из структур МВД и разведки. Несмотря на то, что путчисты нейтрализовали ряд командующих вооруженными силами, проправительственным силам удалось наладить работу состава. Начальник Генштаба был захвачен путчистами. Временным исполняющим обязанности начальника Генштаба был назначен Умит Дундар. Полиция и жандармерия оказали серьезное противодействие мятежникам.
  • Путчистам не удалось нейтрализовать представителей власти, которые смогли организовать ответные действия. Кроме того, психологический эффект был обеспечен выходом в эфир телеканала CNN Turk влиятельных турецких политиков, сумевших по различным институциональным каналам мобилизовать общество. Все оппозиционные партии также выступили против переворота. Тот факт, что истребители F-16 подвергли атаке турецкий парламент и военные открыли огонь по демонстрантам, не мог вызвать сочувствия со стороны какой-либо из групп населения.

Как военный переворот повлияет на внешнюю политику Турции?

Охлаждение может произойти в отношениях с США, несмотря на то, что Барак Обама поддержал демократически избранное правительство Турции. Это связано с тем, что на территории США проживает объявленный правительством Турции организатором военного переворота проповедник Фетхуллах Гюлен. Последний заявил о своей непричастности к событиям и осудил попытку переворота. Кроме того, истребители F-16 вылетали с базы «Инджирлик», где расквартированы самолеты НАТО, в том числе американские. Связь может быть прослежена и в контексте того, что предполагаемым лидером путчистов называется бывший главком ВВС Турции Акын Озтюрк . Бинали Йылдырым уже заявил, что страна, укрывающая «главаря террористической организации, причастной к государственному перевороту, не является другом Турции».

Тяжело будут развиваться и отношения Турции с ЕС. Депутаты от ПСР внесли на рассмотрение парламента предложение о возвращении смертной казни. Очевидно, что в случае введения высшей меры наказания Турция окончательно лишится каких-либо шансов на вступление в Евросоюз. Более того, начавшиеся после путча чистки не ограничиваются только средними чинами армии. Они также серьезно затронули и судебную систему. 2745 судей и прокуроров были отстранены Высшим советом судей и прокуроров от занимаемых позиций. Ведется расследование, их подозревают в связях с гюленистским движением.

Незащищенность судебной системы, которая переживает вмешательство других ветвей власти, не может не влиять на отношения с ЕС. Сам же этот шаг можно рассматривать в качестве подготовки к изменению конституции для расширения полномочий президента. Однако тот факт, что власти уже ведут расследования в отношении тысяч людей и их возможной связи с антиправительственными силами, может привести к негативным последствиям и расколу общества в долгосрочной перспективе. Многое будет зависеть от степени взаимодействия Р. Эрдогана с оппозиционными силами.

Избранный новым премьером внешнеполитический курс в целом сохранится. Произошедшие события в краткосрочной перспективе усилят власть Р. Эрдогана. Президент сможет проводить более уверенную политику. Не подвергнутся изменениям последние достижения премьера Бинали Йылдырыма. Продолжится ведение диалога с Россией и будет поддержан курс на восстановление связей и начала конструктивного сотрудничества с соседними государствами. Успех будет зависеть от усилий всех сторон по преодолению противоречий. Причем к этому Турцию толкает не стратегическое видение концепции внешней политики, а тактический прагматизм.

Руслан Мамедов, эксперт РСМД

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home