В мире / Центральная Азия и Иран

Прикаспийский саммит-2014: нерешенных вопросов становится все меньше

2826


29 сентября президент РФ Владимир Путин принял участие в работе четвертого Каспийского саммита в Астрахани. Вместе с ним проблемы вокруг Каспия обсуждали лидеры Азербайджана (Ильхам Алиев), Ирана (Хасан Роухани), Казахстана (Нурсултан Назарбаев) и Туркмении (Гурбангулы Бердымухамедов).

Прорывных документов на данном саммите  принято не было, тем не менее кое-какие решения все же были согласованы.

Владимир Путин, открывая мероприятие, назвал регион «оазисом мира и подлинного добрососедства», заявив, что правовой статус Каспия будет закреплен на следующем саммите.

- Главное - нами согласовано политическое заявление, в котором впервые зафиксированы основные принципы пятистороннего сотрудничества на Каспии, - заявил Владимир Путин, поблагодарив участников и партнеров за «готовность находить необходимые и приемлемые компромиссы».

Хасан Роухани единственный из официальных лидеров прикаспийских стран высказался за демилитаризацию Каспия и предложил узаконить запрет на военное присутствие здесь других стран.

Это заявление Х. Роухани направлено в первую очередь в сторону России: накануне встречи помощник президента России Юрий Ушаков заявил, что есть предварительная договоренность не пускать на берега Каспия «вооруженные силы нерегиональных держав». Очевиден прямой намек на силы НАТО. Этот пункт вошел в итоге  в текст резолюции саммита.

Как известно Каспий, это зона пяти государств, но по настоящему на мировую политику, равно и особые внешнеполитические интересы здесь имеют только два из них: РФ и Иран. Поэтому Москве и Тегерану необходимо максимально снизить для себя всякие внешнеполитические риски в этом регионе, тем более другие морские границы этих государств требуют куда более пристального внимания. 

Если Черное море некоторые называют "морской лужей" (из-за ограниченности возможности выхода на простор Мирового океана Босфорским проливом), то акватория Каспийского моря - это "большой бассейн", выхода из которого в остальную часть Мирового океана нет в принципе (если не считать за таковую теоретическую возможность перехода из Волго-Донского канала в Азовское море). Поэтому странам на нынешнем этапе нет смысла наращивать свой военно-морские силы в этом регионе.

Российское военное ведомство, напротив, в последние годы планомерно усиливало (в первую очередь за счет небольших военных судов Зеленодольского судостроительного завода им. Горького) свое военно-морское присутствие в каспийском регионе. Единственным объяснением такого шага является опасение появления здесь военных баз враждебных стран, в первую очередь США и НАТО.

Это возможно в двух случаях:

1. Если какое-то государство региона, разрешит на своей территории  размещение военной инфраструктуры третьих стран.

2. Или же это появление возможно в результате военного вторжения и захвата территории одной из стран региона. Этот вариант более всего возможен в отношении Иранской республики, на которую недружественно поглядывают из Вашингтона и Тель-авива.

Симптоматично, что буквально вчера израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху заявил с трибуны ООН о том, что Иран представляет гораздо большую для угрозу безопасности Израиля нежели даже группировка ИГИЛ, призывая не забывать о опасности иранской ядерной программы.  Это подтверждает тезис о том, что Ирану еще пока рано успокаиваться, и военное вторжение под предлогом опасности распространения ядерного оружия все еще не сошла с повестки дня.

Среди стран Каспийского бассейна наиболее выгодная позиция сегодня у Азербайджана. Баку сумел сохранить нейтралитет по многим принципиальным политическим вопросам, и свою равноудаленность от основных внешнеполитических игроков. В Азербайджане достаточно стабильная, вертикально выстроенная политическая система.

Да, происходят выступления оппозиции, но как и во многих странах бывшего Советского Союза авторитарная система не оставляет ей свободы маневра и серьезных шансов на успех. Азербайджан напрямую не поддержал ключевые внешнеполитические действия, Москвы, плюс согласившись экспортировать газ в Европу через территорию Турции по трубопроводу TANAP и ТАР. То есть данный проект позволяет снизить зависимость Европы от российского газа.  Поэтому, критика прав человека со стороны западных стран, не звучит столь остро как например в случае с Узбекистаном или Казахстаном.

Россия же вынужденно закрывает глаза на этот газовый бизнес Азербайджана, хотя он явно невыгоден Москве, так как конкурирует с газопроводом «Южный поток», строительство которого временно приостановлено из-за введенных санкций. Поэтому Москва согласилась на выгодных для Баку, но не выгодных для себя условиях произвести демаркацию общей границы проходящей по территории Республики Дагестан.  Сделано это конечно же с целью недопущения Азербайджана в объятия западных стран. У Москвы помимо «пряников» тоже есть свой «кнут» - это Армения, у которой традиционно не самые  хорошие отношения с Баку из-за вопроса о Нагорном Карабахе. Такой торг для Баку несомненно выгоден, поэтому не приходиться сомневаться, что он сохранит свой относительный нейтралитет.

Также было согласовано строительство в 2015–2018 годах железной дороги, которая пройдет по побережью Каспия и соединит порты всего каспийского бассейна. По экономическим оценкам, это позволит увеличить товарооборот между странами региона в восемь-девять раз.

По итогам саммита руководители стран подписали политическое заявление, которое должно стать, по словам президента РФ В. Путина, основанием будущей конвенции о статусе Каспия. «Не скажу, что урегулированы все вопросы, но их стало меньше. Убежден, нам по силам… принять конвенцию на следующем саммите. Поэтому срок принятия итоговой конвенции по правовому статусу Каспия отодвигается на 2016 год. Решение отложено уже в четвертый раз за последние 18 лет. Россия, Азербайджан и Казахстан договорились, как поделить шельф и воды Каспия, Иран и Туркменистан идею пока не поддерживают, но и не отвергают, видимо надеясь выторговать более выгодные для себя условия. Кроме того, страны Каспия согласовали создание транспортного хаба (пересадочный и перегрузочный узел). Цель - соединение основных каспийских портов и расширение выхода через сеть автомобильных и железных дорог в Китай и страны Европы.

Ильнар Гарифуллин

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home