В мире / Запад

Прозрачная борьба с темной стороной

764

Фото: REUTERS/Jean-Paul Pelissier Мечеть в Марселе

Фото: REUTERS/Jean-Paul Pelissier Мечеть в Марселе

За последние два года Францию сотрясла серия крупных терактов: в январе 2015 г. произошло нападение на редакцию Charlie Hebdo, в июне — теракт на химическом заводе в Сен-Кантен-Фаллавье, в ноябре — взрывы возле стадиона «Стад де Франс» и расстрел посетителей концертного зала «Батаклан» в Париже. В июле 2016 г. — теракт в Ницце, а две недели спустя — нападение на римско-католический храм святого Стефана в нормандском городе Сент-Этьен-дю-Рувре.

Состояние незащищенности, которое держит всю французскую систему в напряжении и нагнетает давление на руководство страны, вынуждает его искать варианты решения проблемы интеграции мусульман и работы с религиозными институтами. «Во Франции нет места тем, кто призывает к насилию в мечетях и молельных комнатах и тем, кто не уважает принципы республики, включая равенство между мужчиной и женщиной», — заявил премьер-министр страны Мануэль Вальс.

На текущем этапе французские власти обеспокоились системой организации и финансирования религиозных объединений и имаматов. В рамках работы на этом направлении в октябре 2016 г. начнет функционировать Фонд Ислама во Франции. Одной из главных задач Фонда должна стать разработка контрнарратива для дискредитации экстремистского дискурса и создание механизмов, способствующих большей прозрачности в финансировании мечетей.

Стремление французских властей проявить инициативу по этому вопросу объяснимо и обоснованно. Удивительно, что это происходит только сейчас, хотя ранее предпринимались попытки люстрации кадров. С 2012 г. были выданы ордеры на арест с последующей экстрадицией восьмидесяти проповедников, обвиняемых в экстремизме; в отношении еще нескольких десятков проводится расследование. Уже в этом году, после введения в стране чрезвычайного положения, большое число мечетей и молельных домов также были классифицированы как «радикальные» и закрыты.

Подобные силовые меры вызваны нарастанием негативного тренда к радикализации исламских институтов, а также скованностью французских властей некоторыми правовыми и социальными факторами. По данным опубликованного в феврале прошлого года парламентского доклада о состоянии дел в этой сфере, за четыре года с 2010 по 2014 гг. число молельных домов, которые, по сути, перешли под управление фундаменталистов, более чем удвоилось — с 44 до 89. К тому же, случившиеся теракты обнажили острую проблему существования спящих ячеек, точное количество которых, судя по всему, самим властям не известно.

Более того, согласно закону от 1905 года, французское правительство не имеет права финансировать «любое место отправления религиозного культа». Этим на протяжении многих лет успешно пользуются религиозные активисты, привлекающие духовенство и финансирующие различные религиозные институты на средства иностранных спонсоров.

Наибольшую активность на первом треке проявили три страны: Турция, Алжир и Марокко. Каждая отправила на службу во Францию 151, 120 и 30 имамов соответственно. Таким образом, спонсируемые этими государствами три сотни имамов покрывают 2500 молитвенных домов. На втором треке лидируют Марокко и Саудовская Аравия. Первая в 2016 г. выделила 6 млн евро «на поддержку исламской веры» во Франции — часть средств из этой суммы распределялась как раз на денежное содержание тридцати имамов. Саудовская Аравия была вовлечена в этот процесс еще раньше — с 2011 г. — хотя декларируемые финансовые масштабы их финансовых вливаний скромнее — 3,8 млн евро. Большая часть этой суммы пошла на строительство во Франции восьми мечетей и выплату содержания четырнадцати имамов.

Осознавая издержки подобного аутсорсинга, власти Франции стремятся институциализировать умеренный ислам как противовес радикальному и канализировать религиозные устремления в формы, которые более гибкие для мониторинга, в том числе со стороны спецслужб страны. По большому счету, данные подходы характерны для многих стран, столкнувшихся с проблемой радикализации ислама. Однако как показывала практика расследований терактов, даже отслеживая траекторию передвижений и действий подозреваемых в связях с террористами, французские и европейские органы правопорядка не всегда были способны предотвратить трагедии, пропуская решающий удар.

Предлагаемая правительством Франции мера вызвала прогнозируемое недовольство среди части французских мусульман. Специальная сенатская комиссия настаивает, что инициатива не преследует цели запретить финансирование исламских институтов из-за рубежа, а скорее обеспечить транспарентность этого процесса и минимизировать возможности пропаганды экстремистских идей в мечетях.

Сторонники этой идеи, напротив, указывают на недостаточность принимаемых мер. Они справедливо отмечают, что на современном этапе процесс радикализации не ограничивается вербовкой в мечетях. Все больше будущих джихадистов рекрутируются в тюрьмах и других пенитенциарных учреждениях, а также через социальные сети. Борьба с этими практиками требует иных подходов и большей открытости к международному сотрудничеству, включая обмен знаниями и информацией с государствами, имеющими подобный опыт. Французские власти осознают эту необходимость, как и то, что это долгосрочный вызов, с которым теперь придется иметь дело не одному правительству. Предлагаемая инициатива — лишь первый шаг в этом направлении.

Максим Сучков

К.полит.н., доцент Пятигорского государственного лингвистического университета, колумнист Al-Monitor, приглашенный исследователь Джорджтаунского (2010/11) и Нью-Йоркского университетов (2015), эксперт РСМД

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home