Реклама
В мире / Запад

Миграционный вызов требует глобального ответа

2080

Help Europe!

Help Europe!

Наверное, никакое другое явление современной международной жизни не демонстрирует так наглядно дефицит глобального управления, как миграционный кризис последнего времени. Тема этого кризиса не сходит с экранов телевизоров и с первых страниц газет, становится предметом оживленных, часто весьма эмоциональных обсуждений в Интернете. Особый драматизм миграционные проблемы приобретают для наших западных соседей — стран Европейского союза. Многие наблюдатели полагают, что речь идет о самом серьезном испытании для всего «европейского проекта», о фундаментальном вызове тем ценностям, на которых был основан Евросоюз.

Как нам, в России, относиться к этому кризису? Не все готовы удержаться от соблазна позлорадствовать, еще раз отметить низкую эффективность многих институтов Евросоюза, а то и вообще предсказать скорый печальный финал европейской интеграции. Другие хотели бы видеть в миграционном кризисе очередные злокозненные происки Соединенных Штатов, которые разворошили соседние с Европой регионы и спровоцировали массовые потоки мигрантов на Европейский континент. Третьи идут еще дальше и предрекают наступление эпохи хаоса, радикального национализма и «игры без правил» в мировой политике. Многие при этом подвергают сомнению готовность России справиться с грядущим «миграционным потопом», который, по их мнению, в недалеком будущем неизбежно затопит и нашу страну тоже.

Впрочем, на Западе истоки нынешнего кризиса нередко представляют более чем своеобразно. Например, уходящий главком НАТО в Европе Филипп Бридлав не так давно объявил, что главным виновником происходящего является Россия, которая сознательно уничтожает гражданскую инфраструктуру в Сирии для провоцирования потоков беженцев в Европу и дестабилизации институтов Европейского союза.

Но оставим фантазии досужим конспирологам и американским генералам. Трезвый профессиональный анализ миграционных проблем в современном мире не дает оснований ни для злорадства, ни для паники. Прежде всего надо учитывать, что миграционные процессы носят глобальный и долгосрочный характер. Конечно, безответственная и близорукая стратегия Вашингтона в ряде регионов мира (и в первую очередь на Ближнем Востоке и в Северной Африке) в значительной степени спровоцировала тот сход миграционной лавины, который мы все наблюдаем сегодня. Но фундаментальные причины миграционного кризиса, на мой взгляд, лежат куда глубже.

Они — в расширяющейся экономической пропасти между богатым Севером и бедным Югом. Они — в низкой эффективности программ помощи беднейшим развивающимся странам, в безответственности транснациональных корпораций и финансовых спекулянтов. Они — в слабости многих международных организаций, в кризисе глобального управления в целом. Ясно, что нынешний кризис — всего лишь верхушка целого айсберга проблем, которые накапливались в современном мире и в отдельных его регионах в течение многих десятилетий.

Тем не менее глубоко ошибочными являются бытующие утверждения о том, что миграции являются чуть ли «неизбежным злом», сопутствующим глобализации современного мира. Миграционные процессы — это совершенно незаменимый ресурс развития любого общества. Не только потому, что в большинстве развитых стран происходит неуклонное снижение рождаемости, что порождает долгосрочные проблемы социального, экономического и иного порядка. Но и потому, что взаимодействие культур, обогащение человеческого капитала за счет иммиграции всегда было и остается мощным стимулом прогресса, обновления и в конечном счете повышения конкурентоспособности цивилизаций и отдельных государств. Не случайно в современном мире уже сегодня идет активная конкуренция за привлечение отдельных категорий мигрантов; есть все основания полагать, что с течением времени эта конкуренция будет лишь обостряться.

Вопрос управления миграционными потоками для Европы — это в конце концов вопрос о выборе траектории своего развития, о будущем европейской идентичности, о поиске нового баланса базовых европейских ценностей. Очень характерно, что еще несколько лет назад наши европейские партнеры уверенно, и я бы даже сказал — самоуверенно, говорили о своих «европейских» ценностях как об основе диалога между ЕС и Россией. А сегодня некогда стройная конструкция этих ценностей рушится прямо на глазах в ожесточенных политических дискуссиях и острых конфликтах внутри Евросоюза.

Россия, разумеется, не может стоять в стороне от таких дискуссий. Наша страна является одним из активных участников глобальных миграционных процессов.

Кстати, так было на протяжении большей части нашей истории — только в ХIX веке в Россию переселились из других стран около 5 млн человек. В этом смысле советский период минимизации международной миграции и искусственной самоизоляции от внешнего мира можно рассматривать скорее как исключение, чем как привычное состояние дел для нашей страны. Исторический опыт наглядно свидетельствует о том, что каждый период успешной модернизации России был связан с резкой активизацией миграционных процессов; процветание нашей страны всегда было тесно связано с ее открытостью внешнему миру.

Следует, однако, признать, что в силу объективных причин наша страна оказалась неготовой к тому миграционному взрыву, который произошел после 1991 года. Поиски адекватного ответа на миграционный вызов постсоветской России не могли быть легкими и быстрыми. Надо отдать должное политическому руководству страны, которое, предвидя обострение миграционных проблем, заблаговременно предприняло целый ряд мер, призванных снизить возможное негативное воздействие этих проблем. Нелишне напомнить, что выработка российской миграционной стратегии проходила в борьбе с широко распространенными старыми взглядами и устоявшимися стереотипами общественного сознания, и каждый новый шаг в продвижении этой стратегии давался с большим трудом.

Сам факт создания Федеральной миграционной службы (ФМС) продемонстрировал приоритетность миграционной тематики для российской власти. За годы своего существования ФМС накопила большой опыт в управлении миграционными процессами, в предотвращении и решении проблем, связанных с миграциями. В управлении миграциями новой России за два десятилетия пришлось пройти путь, на который в других странах ушли столетия, но сегодня мы уже вполне способны не только творчески использовать чужой опыт, но и предлагать свои наработанные практики зарубежным коллегам и партнерам.

Конечно, у нас нет оснований почивать на лаврах, так как проблемы, связанные с миграциями, требуют неустанного поиска новых решений. Вероятно, сегодня акценты в миграционной политике России должны переноситься с механизмов административного регулирования миграционных потоков — с чем вполне могут справиться соответствующие государственные структуры — на поиски решения проблем адаптации и интеграции мигрантов. А для решения этого второго блока проблем требуются объединенные усилия власти, бизнеса, гражданского общества, образовательных учреждений, СМИ и многих других институтов.

Впрочем, Россия в этом смысле совсем не одинока. Ни одна страна, ни одно общество в современном мире так и не смогли пока найти оптимального решения миграционных проблем. У кого-то это получается лучше, у кого-то — хуже, но масштабы нынешнего миграционного вызова беспрецедентны, и успешно решать эту проблему возможно только коллективными усилиями. На повестке дня стоит задача разработки и совместной реализации глобальной стратегии управления миграционными процессами.

Масштабность и острота проблем миграции для разных стран различны, что затрудняет поиск единых подходов. Это существенно снижает и эффективность международного сотрудничества в этой области. Факторы, влияющие на миграционные потоки, часто находятся вне зоны влияния страны, испытывающей наибольший эффект от миграции, и зависят от внутренней политики другого государства. Интересы различных государств в миграционной сфере далеко не всегда совпадают, а подчас и прямо противостоят друг другу. И тем не менее хочется надеяться, что здравый смысл и осознание общности долгосрочных интересов позволят повысить уровень международной управляемости миграционных процессов.

При этом надо учитывать, что в современном мире решить миграционную проблему, не решая других проблем глобального управления, едва ли реально. Ведь миграционные потоки зависят и от глобальных климатических сдвигов, и от дефицита базовых ресурсов (например, пресной воды), и от непредсказуемых скачков цен на энергоносители. А в наибольшей степени они определяются состоянием глобальной и региональной безопасности, вернее — отсутствием этой безопасности. Поэтому решить миграционную проблему можно, только качественно повысив управляемость глобальной системой в целом — включая ее экономическое, экологическое, политическое и военно-стратегическое измерение. Именно эта задача, на мой взгляд, должна стать важнейшим приоритетом мировой политики на ближайшие десятилетия.

Игорь Иванов,
Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home