В мире / Ближний восток

"Единство скрепляется участием в казнях и убийствах, в том числе с привлечением детей"

541

Пропаганда ИГИЛ (организация запрещена на территории РФ - прим. ред.) включает все эти элементы для привлечения новых членов. Дополнительно влияют такие факторы, как злость, отчуждение, социальная и политическая беспомощность, асоциальность, потребность в принадлежности к семье или группе. Таким образом, ИГИЛ, выявив эти недостатки в современном обществе, умело эксплуатирует «социальный протест».

Одновременно ИГИЛ контролирует информацию внутри группы, чтобы предотвратить ее распад в результате критических суждений рядовых членов. Сжигаются книги по религии, науке, культуре, химия и физика объявляются «греховными» науками, запрещаются музыка, искусство. Гендерные роли четко закрепляются. В итоге члены ИГИЛ не могут сделать самостоятельного выбора.

Группа полностью зависит от информации, которая исходит от ее лидеров. В процессе группового сплочения ИГИЛ предлагает фиктивное родство и показной альтруизм. Человек, страдающий от отсутствия семейных связей и ищущий их, охотно идет навстречу новой «семье». ИГИЛ укрепляет альтруистическое поведение своих членов через фиктивные родственные связи, которые устанавливаются, в том числе посредством одинаковой одежды, символики, атрибутов, совместных тренировок. Единство скрепляется участием в казнях и убийствах, в том числе с привлечением детей.

Одной из основ пропаганды ИГИЛ является актуализация идеи о превосходстве своей религии (точнее – представлений субъекта о своей религии) через различные инструменты, в первую очередь, посредством СМИ. И Интернет позволяет относительно эффективно выносить ИГИЛ свой «продукт» на информационный рынок. ИГИЛ использует ту особенность психологии веры, которую в науке называют «религиоцентризм». Религиоцентризм – это убеждение, что собственная религия человека имеет более важное значение и находится выше других религий.

Религиоцентризм основывается на концепции непотизма, выдвинутой американским ученым П.Л. ван ден Берге в 1980-х гг. Непотизм – это генетически обусловленное поведение индивида, которое заключается в предпочтении родственника неродственнику. Такому поведению не чужд альтруизм, предпочтение коллективизма индивидуализму, когда человек, даже при опасности лишиться собственного потомства, через оказание помощи родственникам косвенно передает свои гены, способствуя сохранению своего рода.

Исследователь полагал, что в непотизме заключается причина сохранения этноцентризма и расизма даже в индустриальных обществах. Этнические и расовые предпочтения рассматриваются им как продолжение кровнородственных отношений. Если применить концепцию непотизма к феномену религии, то нетрудно заметить, что отношения в кровнородственной группе и религиозной общине имеют много общего. Так, среди верующих широко используется «фиктивное» родство, когда члены группы относятся друг к другу как к «братьям и сестрам по вере».

Любая религиозная группа постоянно сталкивается с проблемой сохранения числа сторонников и увеличения их числа в будущем. Группа устанавливает границы между «своим» (внутренним) и «чужим» (внешним). Эти границы всегда существуют, но степень их выражения может варьироваться. Естественное стремление людей к объединению используется лидерами общин, заинтересованными в сохранении дихотомии «свой-чужой» и расширении собственного влияния как внутри группы, так и за ее пределами.

Основываясь на выводах П.Л. ван ден Берге, можно предположить, что непотизм присутствует и в религии. Глубоко верующий человек способен на всевозможные жертвы ради защиты, сохранения и распространения своей религиозной «семьи». Таким образом, происходит перенос врожденного предпочтения своих родственников в религиозное пространство, выражающееся в предпочтении своих «братьев» и «сестер» по вере.

Для актуализации в индивидах представлений об исключительности своей религии ИГИЛ использует различные способы. В первую очередь, это возбуждение:

1) сочувствия к страданиям некой «группы мусульман»;

2) гнева в отношении «притеснителей» данной группы;

3) желания защитить «притесняемую» группу и отомстить «притеснителям»;

4) стремления к скорейшему предпринятию вышеуказанных действий для получения благ в потустороннем мире.

При этом ИГИЛ использует такие элементы психологии верующего, как страх перед наказанием в загробном мире и желание получить место в раю после смерти. ИГИЛ заинтересовано в усилении этих двух компонентов. Чем больше человек боится наказания в аду, чем больше он находится в постоянном переживании за свои поступки в «мире живых», тем охотнее он соглашается выполнять некие «божественные установления», умело преподносимые пропагандистами «халифата». Стремление же верующего к райской жизни может эксплуатироваться ИГИЛ в том случае, если индивид в своем желании посмертных благ «стирает» границы между земной и потусторонней жизнью, воспринимает жизнь в раю как нечто уже существующее, материальное, желая как можно скорее прекратить земное существование и попасть в рай.

Если усилить это желание позитивным образом группы единомышленников, то человек может легко согласиться вступить в ИГИЛ. В современных условиях из трех типов идентичности – общегражданской, этнической и религиозной – именно религия позволяет создавать интернациональные сообщества, активно продвигать свои политические идеи. Если общегражданская и этническая идентичности в том или ином конкретном обществе ослаблены, то религиозная может усиливаться, так как вера имеет дело с такими тонкими чувствами людей, как смысл жизни, страх перед смертью, спасение души, и др. проблемами, носящими психологический, экзистенциальный характер.

Если же религиозная идентичность совпадает с этнической (например, переживание за свой народ и культуру, испытываемое мигрантом- мусульманином, проживающим в немусульманском окружении), то обе они усиливают мотивацию человека и толкают его к совершению преступлений экстремистского, террористического характера. Низкий социально-экономический уровень жизни отдельных групп мусульман может лишь усугубить ситуацию.

Следует сказать, что не всеми боевиками ИГИЛ двигают религиозные мотивы. Многие из них присоединяются к группировке из-за сугубо корыстных побуждений: часть – из-за сочетания крайних националистических и религиозных убеждений (например, чеченцы-мигранты из Западной Европы), часть удовлетворяет свои потребности в агрессии либо использует это как форму личного «протеста», некоторые руководствуются простым любопытством. Однако основу боевых формирований ИГИЛ составляют именно религиозно мотивированные лица. Научно-экспертное сообщество в зарубежных странах в настоящее время все еще находится в процессе поиска оптимальных способов борьбы с пропагандой ИГИЛ. Одним из наиболее доступных и эффективных способов является блокировка контента ИГИЛ в Интернете, социальных сетях, систематическое удаление аккаунтов. Одновременно СМИ должны перестать использовать в своих передачах и статьях продукцию боевиков.

Так, в США правительство предложило СМИ не выпускать в эфир видеоролики и фотографии ИГИЛ, на которых демонстрируются казни, ведение боевых действий боевиками, военные приготовления и марши. Также следует учитывать, что пропаганда ИГИЛ рассчитана не только на мусульман, но и на любых лиц, страдающих различными психическими расстройствами, имеющих склонность к агрессии, насильственным действиям, садизму и т.д.

В данном случае блокировка пропаганды ИГИЛ сходна с запретом на пропаганду наркотических средств – чем меньше данная тема представлена в информационном пространстве, тем меньше люди относятся к данному явлению как к «норме». Зарубежные исследователи давно отметили, что военная операция против ИГИЛ позволит разрушить миф о силе ИГИЛ и показать, что присоединение к ИГИЛ приведет лишь к бесславной гибели, которую никто в мире не заметит.

Полагаем, что активные действия ВКС Российской Федерации нанесли не только урон вооруженным отрядам и инфраструктуре ИГИЛ, но и привели к снижению пропагандистской активности террористов, так как демонстрировать победы, парады и мирную жизнь в «халифате» на фоне успешных бомбардировок достаточно проблематично.

Ильшат Мухаметзарипов. Кандидат исторических наука, заместитель директора Центра исламоведческих исследований АН РТ Зарубежный опыт противодействия пропаганде ИГИЛ в среде "европейских" мусульман.  Казанский педагогический журнал, № 3, 2016. - С. 185-191

 

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home