"Религиозные" и "нерелигиозные" науки в классификации мусульманских авторов

995

В целом мусульманские авторы приняли с поправками модель Аристотеля с ее делением на теоретические, практические и поэтические науки. В результате переосмысления мусульманскими философами эллинистической философской традиции путем согласования ее учений с религией при помощи эманационной концепции неоплатоников, интегрированной в перипатетическую систему, возникла философская классификация наук, имеющая ряд отличий от эллинистической традиции, причем группа поэтических наук практически всегда поглощалась "арабскими" науками (или их эквивалентом), а первые две (теоретические и практические) относились к "неарабским".

Там, где Фараби (ум. 950) довольно точно следует Аристотелеву образцу, отводя особое место лишь "лингвинистическим наукам", а также юриспруденции (мусульманской), фикху, и каламу, его младший современник ал-Хваризми (творил ок. 976 г.) предлагает классификацию, одновременно более адекватную предмету и более типичную для мусульманского мировоззрения. В результате этого науки религиозного закона включают в себя юриспруденцию (фикх), калам, грамматику, секретарское искусство, поэзию и просодию, историю.

А так называемые  иностранные науки (практически идентичные философии - фалсафа) подразделялись на теоретическую философию, в которую входили физика, `ильм ат-таби`а, т. е. науки о природе, включающая среди прочего медицину, метеорологию, минералогию и химию, математику, теологию (или скорее метафизику) и  практическую философию - этику (индивида), этику (домашнего хозяйства: ойкономиа, тадбир ал-манзил) и этику большой группы - политика .

Более последователен Газали, который в своем труде “Возрождение религиозных наук” противопоставляет не "религиозные" и "иностранные", а "религиозные" и "нерелигиозные" науки. С его точки зрения, и калам и философия составляют часть религиозных наук, так же, как науки, отнесенные Хваризми к "арабским", исключая поэзию и историю, которые Газали помещает среди нерелигиозных.

Авиценна (ум.1037) обходит стороной историческую классификацию на местные и иностранные науки; он относит все науки к одной из двух частей философии, хикма: "теоретической", или "спекулятивной", изучающей истину, и "практической", изучающей добро. Спекулятивная философия делится на низшую науку, или физику (в классическом смысле), среднюю науку, или математику, и высшую науку, или теологию. Логика рассматривается по Аристотелю - как предварительная по отношению ко всем другим наукам; калам и теология, а также метафизика не отделены друг от друга.

Информация о рукописном наследии накапливалась в любой мусульманской среде и, с другой стороны, в Европейских университетах, в которых были установлены наиболее стабильные режимы. Однажды опубликованное использовалось всей Европой как единой арабистической школой. Выросли целые библиотеки каталогов арабских рукописей.

В качестве примера распределения арабских сочинений по разделам нам могут служить два выдающихся и бесценных образца европейской ориенталистической науки - это каталог Альвардта (Verzeichniss der arabischen Handschriften der kgl. Bibliothek)  и "История арабской литературы" Брокельмана (С.Brockelmann, Geschichte der Arabischen Literatur).

В основных библиографических трудах и библиотечных каталогах классификация наук и областей знания проведена по историко-иерархическому принципу, то есть они размещены в том порядке, как они разветвлялись и как ценились в средневековом обществе.

Например, в не дошедшем до нас каталоге библиотеки Сабура тематические рубрики следовали в таком порядке: списки Корана, экзегеза, истолкование Корана и разные способы его чтения, фикх, молитвы, деление наследства, законоведческо-теологические школы (мазхабы), богословие, полемика и диспут, книги потомков пророка и книги о них, генеалогии, филология, пословицы, грамматика и этимология, рифмы, поэтические сборники, анекдоты, история, послания, медицина, астрономия, философия, геометрия.

Всюду вплоть до нового времени мы обнаруживаем объединение отраслей знания в три группы: религиозно-этико-правовую, литературно-филолого-историческую, натурфилософско-прикладную. Так, например, В. И. Беляев отмечал, что арабские рукописи в собрании Института востоковедения Академии наук СССР  распределены в порядке номеров следующим образом: науки богословско-правовые (Коран, тафсир, хадисы, молитвы, суфизм и фикх) - 1-29, история - 30, художественная литература - 31-32, науки филологические (грамматика, лексикография и риторика) - 33-38, астрономия - 39, медицина - 40-43, пропедевтика и философия - 44-48, алхимия, магия и т. д. - 49-52, каллиграфия -53.

Краткий каталог арабских рукописей Института востоковедения, вышедший в свет в 1986 году, дает нам богатейший материал о составе этого собрания . Для нас он прежде всего представляет интерес и тем, что богат арабскими рукописями, отражающими духовную культуру, интеллектуальную жизнь, учебную и научную литературу позднего средневековья (XV-XX вв.) в тех областях, где арабский язык оставался чуждым основной массе населения, но играл роль литературного языка, захватывая такие сферы, как религия, право, наука и образование, а именно, в Средней Азии, на Кавказе и в первую очередь в Поволжье.

Как отмечено в предисловии Краткого Каталога, "В силу единообразия основных черт арабо-мусульманской культуры и образованности, устойчивого сходства литературных традиций, наличия постоянных или частых контактов и взаимовлияний между Средней Азией, Поволжьем и Кавказом массовые поступления рукописей из этих районов принесли в этот арабский фонд много дублетов (до нескольких десятков), распространенных в мусульманской среде книг повседневного обихода. Вместе с тем каждый из названных крупных регионов обнаруживает и местное своеобразие, выражающееся и в некотором количестве сочинений, известных только в данной среде, и в уникальных списках сочинений местных авторов, часто в автографах".

Резеда Сафиуллина аль-Анси

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home