Индо-пакистанский конфликт в прошлом, настоящем и будущем. Часть 3

492

Пакистано-китайское соглашение 1963 года превратило и без того запутанный кашмирский вопрос в фактически неразрешимую проблему

Пакистано-китайское соглашение 1963 года превратило и без того запутанный кашмирский вопрос в фактически неразрешимую проблему

После того, как Индия, в некотором роде, «приватизировала» Кашмирский вопрос, превратив его в двустороннюю индо-кашмирскую проблему Исламабад был вынужден начать искать поддержку на стороне. Так Кашмирский конфликт стал приобретать внерегиональный статус. В 1950–60-е гг. прошлого века пакистанское руководство обратилось за поддержкой к США и Великобритании, поскольку Пакистан имел союзнические отношения с этими державами в рамках Организации Центрального Договора (СЕНТО) и Организации Договора Юго-Восточной Азии (СЕАТО). Однако западные союзники по известным одним только им причинам воздержались от оказания поддержки Пакистану в момент военной эскалации конфликта с Индией в 1965 г.

Это привело к тому, то Пакистан начал дрейф в сторону военного сотрудничества с Китаем и мусульманскими странами Ближнего Востока. Однако новые внешнеполитические связи не помогли Пакистану, который в очередной раз потерпел военное поражение от Индии в 1971 г. Отныне Пакистану оставалось только взывать к ООН как к международному арбитру, тогда как Индия всячески пыталась помешать вынесению вопроса на международный уровень.

Тем не менее, в Дели не преуспел в этом деле и не смог не допустить вмешательства в кашмирский конфликт третьих стран. Пока между Пакистаном и Индией шли военно-политические разборки по поводу того, кто в кашмирском доме хоязин, 20% территорий княжества отошло под контроль Китая.

Возникает вопрос: а причем тут Китай? Между прочим, Китай, как ни странно, является даже более «древней» заинтересованной стороной в этом противостоянии вокруг Кашмира, нежели его зачинщики в лице Пакистана и Индии. Дело в том, что во время Первой мировой войны, в 1914 г. колониальная администрация Британской Индии, вела в этом регионе свою игру, в которой территориальные потери понес Пекин, в ту пору ослабленный внутриполитическим кризисом. Британцы вынудили правителя Тибета, де-юре зависимого от Китая, провести новую границу по т.н. «линии Мак-Магона», включив одно из тибетских княжеств под названием Ладакх в состав владений кашмирского махараджи, подчинявшегося Британской Короне.

Разминировать эту политическую «мину» пришлось Индии. Однако у нее это не получилось: в 1962 г. Индия потерпела поражение в приграничной войне с Китаем, армия которой заняла часть территории, отошедшей некогда к княжеству Джамму и Кашмир. Это произошло как раз в тот момент, когда Пакистан уже успел наладить военное сотрудничество с Пекином. В результате китайские военные получили возможность закрепиться на территории Кашмира на вполне законных основаниях, согласно договору с Исламабадом, подписанному в 1963 г. Говоря проще, Пакистан, следуя принципу «не нашим и не вашим» подарил Китаю территорию бывшего княжества Ладакх, находящегося в индийском секторе Кашмира. Так, пакистано-китайское соглашение 1963 года превратило и без того запутанный кашмирский вопрос в фактически неразрешимую проблему, поскольку часть Кашмира вошла в сферу влияния Китая практически навсегда.

По понятным причинам за время, прошедшее после заключения соглашения 1963 года, межгосударственные отношения между Исламабадом и Пекином укреплялись. В итоге Китай даже стал поддерживать Пакистан в вопросе о мирном урегулировании в Кашмире. При этом Пекин проводит ярко выраженную анти-индийскую политику, что отражается в дискриминационном визовом режиме для граждан, проживающих в индийском секторе Кашмира, в потоке китайских инвестиций в пакистанскую его часть под названием Азад Кашмир, и в поставках вооружений для пакистанской армии.

Материал подготовлен с использованием контента http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8757#top-content

Айдар Хайрутдинов

 

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home