Реклама
Политика

Нефть в обмен на доллары

3595

Нефть в обмен на доллары

Нефть в обмен на доллары

Из истории нефтедобычи в Саудовской Аравии

О свойствах нефти знали ещё древние. В конце 19 века из нефти стали добывать керосин, которым заправлялись керосиновые лампы.

Но Первая мировая война коренным образом изменила ситуацию в нефтяной сфере. Все дело в том, что еще в 1912 году английский военный флот – самый большой в мире и образец для подражания всех остальных держав, претендовавших хоть в какой-то степени на звание морских,  - был переведен с угля на жидкое топливо.  По инициативе Уинстона Черчилля, который в то  время был первым лордом адмиралтейства,  для снабжения флота был приобретен 51% акций Англо-персидской нефтяной компании. С этих пор зона Персидского залива становится сферой жизненного интереса Великобритании.

Американцы появились на ближневосточном рынке позже британцев, но осознание того, что нефть уже является стратегическим товаром, подталкивало янки к скорейшему освоению региона. Внимание американцев привлек Аравийский полуостров, где, по данным предварительной геологической разведки, должны были быть больше запасы нефти. Решив обойти Великобританию, американская компания «Стандарт ойл оф Калифорния»  (СОКАЛ) при помощи  англичанина Джека Филби (отца будущего советского разведчика Кима Филби), который был близким другом саудовского короля, добилась прямых переговоров с  Ибн Саудом и выиграла концессию на геологическую разведку нефти в Восточной провинции, переиграв при этом английские фирмы и заплатив за нее 50 тысяч фунтов стерлингов (275 тысяч долларов). Филби, который очень нуждался в деньгах для оплаты учебы сына,  получал от американцев достаточно большую плату  за посредничество. Ибн Сауд также отчаянно нуждался в деньгах, так как испытывал серьезные затруднения с финансами: из-за экономического кризиса 30-х годов все меньше и меньше людей могли совершать паломничество в Мекку, а его главным источником доходов был хадж. Из-за сокращения денежных поступлений от хаджа Ибн Сауд оказался «по уши» в долгах, которые не знал, как отдавать. Концессия пришлась как нельзя кстати. "Бесполезно поддерживать в вас надежду, что вы могли бы закрепить за собой концессию без значительного вознаграждения, - писал Филби в "СОКАЛ". - Главное, что правительство Ибн Сауда является крупным должником и не может выполнить обязательств перед своими кредиторами. Его единственная надежда расплатиться основана теперь на возможности заложить потенциальные ресурсы" (цит. по кн. Д.Ергин. Всемирная история борьбы за нефть. М. 2011).

Согласно соглашению, подписанному между саудовскими властями и представителями  СОКАЛ 29 мая 1933 года, компания  получила исключительное право на разведку, бурение, извлечение, переработку, транспортировку и экспорт нефти, а также предпочтительное право на получение новых нефтяных концессий. Соглашение также освобождало компанию от всех прямых и косвенных налогов и таможенных пошлин.

Первая нефть в достаточном количестве была обнаружена в 1938 году, а уже 1 мая 1939 года из саудовского порта Рас-Таннура вышел первый танкер с нефтью.

Вторая мировая война, будучи «войной моторов», ярко продемонстрировала ценность обладания нефтяными месторождениями. Нехватка топлива стала настоящим кошмаром для Германии и Японии (которой пришлось вступить в войну с США в том числе и из-за того, что американцы объявили эмбарго на поставку нефти)  и одной из весомых причин их поражения.

Стоит совсем  между прочим и совсем между строк  отметить, что Д. Филби во время войны пытался посредничать между Ибн Саудом и президентом Всемирной сионистской организации Хаимом Вейцманом в делах по разделу Палестины, но, впрочем, безуспешно.

Американские геологи во время войны время даром не теряли.

Дело в том, что к американскому истеблишменту прошло понимание того, что нефть – ключевой компонент будущих войн, а то, что войны за мировую гегемонию придется вести, его представители ни капли не сомневались.  Например, министр внутренних дел  США Гарольд Икес в декабре 1943 года (!) опубликовал статью под названием "У нас кончается нефть!". В ней он прямым текстом писал, что "если будет третья мировая война, то использовать придется не американскую нефть, а какую-нибудь другую, потому что у Америки ее не будет... Американская корона, символ самой могущественной нефтяной империи в мире, съезжает набок".

В связи с этим возникал вопрос: где найти «какую-нибудь другую» нефть? Этот ответ сформулировал советник Государственного департамента США по экономическим вопросам Греберт Фейс: «Во всех исследованиях сложившейся ситуации карандаш удивительным образом указывает на одну и ту же точку, одно и то же место - Ближний Восток».
Упоминавшийся выше Икес продавил через президента Рузвельта решение о покупке государством трети активов ближневосточного филиала  «Стандарт ойл» и «Тексако» - компании «Касок»,  которую в 1944 году переименовали в «Арабо-американскую нефтяную компанию».

В течение всего 1944 года между США и Великобританией при активном участии президента Рузвельта и премьера Черчилля  шли жаркие споры по разделу  зон нефтяных месторождений на Ближнем Востоке.

С тех пор политические события в регионе все больше и больше определялись борьбой за контроль над нефтью.

В середине февраля 1945 года Рузвельт встретился с Ибн Саудом на борту американского военного корабля у побережья Египта и обсудил в том числе и вопрос о нефти и американском военном присутствии  в Саудовской Аравии: были достигнуты договоренности о базировании американских военных кораблей в  саудовских портах, строительстве на территории королевства американской военной базы в Дахране и подтверждены существующие американские концессии. Ибн Сауд также согласился на строительство трансаравийского нефтепроводадля транспортировки нефти в обход Суэцкого канала через Средиземное море.
1947 год и возникновение Израиля стали своего рода поворотным пунктом истории всего Ближнего Востока. В этот критический период Ибн Сауд, на словах всегда резко высказывавшийся против сионистского проекта, не только не аннулировал американские концессии, как того требовали некоторые арабские страны, но фактически сделал ставку на США как на гаранта территориальной целостности и независимости Саудовской Аравии.

В связи с этим британский посол в Саудовской Аравии сообщал в своем ежедневном докладе в Лондон: "Раз Израиль стал или, по мнению многих арабов, станет реальностью, с которой нельзя не считаться, правительство Саудовской Аравии на деле смирилось с его существованием, хотя и сохраняло формальную враждебность к сионизму".

Потребление нефти в развитых странах Запада  только за 25 послевоенных лет выросло в 8 раз.  Нефть  была стратегическим товаром №1, и борьба за ресурсы обещала быть нелегкой.

СОКАЛ и «Тексако» вовлекли в свой бизнес по добыче нефти другие американские компании – «Стандарт ойл» и «Мобил Ойл».
Кроме этого в регион самостоятельно устремились другие крупные нефтяные компании: американская «Геттиойлкомпани», японская  «Джапанпетролиумтрейдингкомпани оф Токио», французская ОКСИРАП.

Их привлекала в первую очередь дешевизна добычи нефти и низкая стоимость рабочей силы. Так, например, стоимость добычи саудовской нефти была в десять раз ниже, чем стоимость добычи нефти в США и в пять раз дешевле, чем в Венесуэле.

Добыча нефти увеличивалась год от года. Так, если в 1950 году было добыто 199,5 миллиона баррелей нефти, то в 1960 – 481,4 миллиона, в 1970 - 1 386,3 миллиона. То есть каждое десятилетие объемы добычи нефти вырастали более чем в два раза.
Доходы Саудовской Аравии выросли в десятки раз.

Следует отметить, что эпоха обогащения нефтяного королевства пришлась на годы «холодной войны».  В эти годы у одной из стратегических задач США было недопущение в Ближневосточный регион, который являлся сферой их стратегических интересов идеологии и практики социализма, проводником которой был, естественно, СССР. Для Саудовской Аравии дело осложнялось тем, что на Ближнем Востоке набирало силу антиколониальное движение. Свержение короля Фарука в Египте и национализация Суэцкого канала, революция в Йемене –все это заставляло саудовскую правящую династию всерьез опасаться за свое будущее и  искать союзников на Западе.

Октябрьская война 1973 года стала настоящим «подарком» для саудитов и, как ни странно, США.
Образование в сентябре 1960 года ОПЕК – Организации стран-экспортеров нефти усилило позиции Саудовской Аравии и позволило скоординировать усилия по применению «нефтяного оружия».   После начала Октябрьской войны в октябре 1973 года на конференции министров нефти десяти арабских стран было принято решение сокращать добычу нефти ежемесячно на 5%, пока не будет урегулирован ближневосточный конфликт. После введения эмбарго на поставку нефти в страны, поддерживавшие Израиль, была также резко повышена цена на нефть – с 3 до 12 долларов за баррель. Доходы нефтедобывающих стран  Персидского залива выросли в четыре раза.

Эмбарго больно ударило по странам Запада, а больше всего пострадала Европа, которая очень сильно зависела от поставок ближневосточной нефти. Разразился энергетический кризис, который сопровождался спадом производства и потребления.

В ноябре 1973 года правительства европейских стран (кроме Голландии)  и Японии объявили о поддержке позиции арабских стран в арабо-израильском конфликте и  призвали  к его мирному разрешению. 5%-ое сокращение добычи было отменено.

Для стран-экспортеров встала проблема - куда девать полученные сверхприбыли? Их экономика не могла переварить внезапно нахлынувший в них поток нефтедолларов.

В 1977 году между королем Халидом и президентом США Г. Фордом был заключен секретный договор об инвестировании большей части избыточных капиталов в долгосрочные американские правительственные облигации. Кроме этого королевство предоставило многомиллиардные кредиты Международному банку реконструкции и развития и Международному валютному фонду, тем самым спасая западную экономику от упадка.

Сложилась парадоксальная ситуация: деньги за купленную у саудовцев нефть  проходили через американские банки, прежде всего через «Чейз манхеттэнбэнк» и там же и оставались. Саудовцы сами ничего не производили и все товары, начиная от военной техники и кончая ширпотребом, закупали за границей, и оплата также проходила через американские банки.

К слову сказать, четверка саудовских олигархов: Аднан Хашшогджи, Гейс Фараон, Сулейман Улаян и Акрам Одджжех - попыталась «купить» несколько крупных западных банков, но встретила сильное сопротивление со стороны  западного финансового капитала и отступилась.

То же касается и крупных западных промышленных корпораций. Когда, например,   в конце 70-х годов американская авиастроительная корпорация «Локхид»   находилась на грани банкротства дельцы из зоны Залива через ливанского банкира Роже Тамраза попытались за 100 миллионов долларов приобрести контрольный пакет акций «Локхида». «Но предложение Тамраза даже не рассматривалось на совете директоров компании, хотя тон ливанского банкира стал совсем жалобным: «Мы заверяем, что арабские вкладчики не будут вмешиваться в повседневное руководство компании, не будут возражать против решений правления, предоставив «Локхиду» равное право при выборе арабских членов правления». В ответ он услышал ледяное «нет!». Тогдашний министр финансов Саймон разъяснил, что нефтепроизводящие страны делают вложения в американскую экономику, согласуя их с американским правительством. «Свобода действий» арабских магнатов в США ограничена жесткими рамками и поставлена под наблюдение казначейства. Заслоном для иностранных вложений в американскую промышленность служит прежде всего «программа сохранения военной тайны». Все подрядчики Пентагона должны представлять отчеты о размерах пакета акций, находящегося в руках неамериканцев, и лишаются военных заказов, если доля иностранного капитала переходит за минимальный уровень. Так что покушение на «Локхид» заранее было безнадежным делом» (Васильев А. М.Персидский залив в эпицентре бури М.1983).

Как писал журнал «Форчун» в 70-х годах прошлого века  со ссылкой на одного высокопоставленного члена сенатской комиссии по иностранным делам, вероятнее всего, что 75 процентов всех арабских активов в США были сосредоточены в «Ферстнэшнл сити бэнк», «Чейз Манхэттен бэнк» и «Морган гэрэнти траст». К ним также примыкают «Кемиклбэнк оф Нью-Йорк», «МэнюфэкчурерсГановер траст» и «Бэнк оф Америка». Согласно «Форчун», эти шесть банков контролировали  90 процентов всех арабских капиталовложений в США.

Сделав ставку на США, с самого начала саудовская правящая верхушка лишила себя свободы маневра и вынуждена идти в фарватере американской политики. Как ее могут наказать за ослушание, было продемонстрировано  25 марта 1975 года. Тогдашний король Саудии Фейсал, являвшийся одним из последовательных сторонников применения «нефтяного оружия»,  был убит своим же двоюродным племянником, вернувшимся из США. Несколько ранее из уст американского президента Форда прозвучали слова о возможности оккупации США нефтяных месторождений на аравийском побережье…

Таким образом, ни о какой реальной независимости  - ни политической, ни финансовой в случае «нефтяного королевства» и говорить не приходится. На самом деле все финансовые ресурсы Саудии контролируются американцами. Контроль над нефтью – основным богатством страны принадлежит даже не саудовской правящей верхушке. Не для того американцы искали и разрабатывали нефтяные месторождения, чтобы запросто отдать их полуграмотным бедуинам...

Ильдар Мухамеджанов

Социальные комментарии Cackle
Home