В России / Татарстан

Ринат Патеев: "Интернет стал "тренировочной базой" современных джихадистов"

458

Ринат Патеев:

Что такое делинквентная субкультура, и как ее изучение может помочь противостоять религиозному радикализму? Каковы характеристики трех волн «глобального джихадизма»? Как человек из приверженца одной из определенных субкультур превращается в радикально настроенную личность? В чем заключается основная идея глобального джихада? Ответы на эти и многие другие вопросы можно получить в рамках нового курса «Адаптация и ресоциализация лиц, осужденных за участие в деятельности международных террористических организаций и отбывших наказание в исправительных учреждениях ФСИН РФ», который стартовал по инициативе Ресурсного центра по развитию исламского и исламоведческого образования.

Субкультура – это такая сфера культуры, которая существует внутри господствующей культуры и имеет собственные ценностные установки. А контркультура представляет собой те течения, которые отрицают ценности доминантной культуры.

- В субкультурах проявляется протестность и сочетаемость несочетаемого. Подробно о радикальной джихадистской субкультуре рассказал в своей статье «Джихадизм как субкультурный ответ на социальное давление: развитие тезиса «кучки парней» Марка Сейджмана» Сайман Котти.

Как отметил Ринат Патеев, условно джихадистскую активность можно разделить на три волны. Первая – те, кто присоединились к Аль-Каиде (запрещена в РФ - прим. ред.) во время Афганской войны в период существования Советского союза. Эти люди представляли собой самую богатую часть общества.

Вторую волну уже представляла элита с Ближнего Востока, которая получила западное образование. Так называемые «граждане мира», которые путешествовали из страны в страну. Третья группа – это возмущенные вторжением в Ирак, которые представляют собой децентрализованные неформальные сети без лидера, причем находящиеся полностью на самофинансировании и самообучении. Они приняли «бренд», не являясь уполномоченными членами организации (здесь – Аль-Каиды). Эти люди сами отправились на поиски Аль-Каиды, а не наоборот. Аль-Каида их не искала. Они сами нашли это пространство, без определенного лидера.

- Во многом это волна выходцев из Европейского союза. Интернет стал их "тренировочной базой", где они облекают свои идеи в формы коллективной идентичности. Они не могут соединиться физически. Представители первых двух волн влились в руководство Аль-Каиды. Если вторая волна состояла из «граждан мира», которые широко путешествовали из страны в страну, при этом подвергшись аккультурации на Западе, то третья волна – это мене мобильная группа, которая путешествует в Интернете, что придает виртуальную видимость единства и существования группы, которая их объединяет. Это более молодые люди.

Большая часть из них неевропейского происхождения, но родились в Европе. Это вторая-третья волна мигрантов. Больше половины из них – представители низших слоев общества. Всего по три представителя среднего и высшего классов. Это более простые люди, простые европейцы. Прилично бросается в глаза наличие в этой среде огромного количества людей с криминальным прошлым – 25%.

Как отмечает Сейджман, терроризм обусловлен бедностью, а террористы являются патологически больными и слабоумными, жертвами идеологической обработки. Сайман Котти, специалист по криминальному, уголовному праву, отмечает, что автор упустил несколько теоретических моментов и подобное описание террористов в корне неверно.

Делинквентная культура – это культура обиженных, принужденных к насилию. Такие люди получают удовольствие от нарушения. Основной причиной возникновения делинквентности служит фрустрация, полная потеря пространства. Коллективная реакция на фрустрации – центральные устремления в создании банды.

- Сама идеология глобального "джихада" – в противостоянии ценностям Запада. Это общество должно быть уничтожено. Если же говорить о личностном восприятии в джихадистской субкультуре, то это повышение чувства собственного достоинства, подавление неуверенности и неопределенности в себе, избавление от предыдущих неудач. Как отмечает Лоренцо Видино, старший аналитик вашингтонского института исследования проблем терроризма, происходит творческое слияние западной «уличной культуры» с джихадистскими мотивами. Как результат – любой человек, который обрушивается на господствующее общество, становится для них героем.

Становление джихадистского сленга, использование жестов и кричалок, особый стиль в одежде, джихадистской творчество и романтизация в итоге приводят к проявлению внешнего "джихада" как отдельного субкультурного стиля. Стоит отметить, что заманивание в ряды джихадистов и романтизация военных действий прослеживается и на уровне музыкальной культуры. К примеру, творчество Тимура Муцураева, запрещенное к прослушиванию и распространению, посвящено войне за отделение Чечни и исламу. Большая часть текстов песен Муцураева призывает к военному "джихаду" против "неверных".

- Группа Раиса Мингалеева представляла собой слияние джихада и криминальной субкультуры. Есть совершенно удивительные формы проявления мусульман. Одна из таких – национальная организация русских мусульман НОРМ, которые придерживаются суннитского направления ислама маликитского толка. Как правило, костяк – образованные ребята, с высшим образованием, которые в большинстве вышли из "Русского национального единства".

Ильмира Гафиятуллина, Казань

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home