В мире / Ближний восток

Россия–ССАГПЗ: развитие отношений после ядерной сделки с Ираном

775

Россия–ССАГПЗ: развитие отношений после ядерной сделки с Ираном

Подписание Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) в 2015 г. изменило стратегический баланс на Ближнем Востоке и, в частности, в Персидском заливе. После этого Москва последовательно расширяла свое присутствие в регионе, в том числе развивая отношения со странами ССАПГЗ.

Институт востоковедения РАН в сотрудничестве с Бахрейнским центром стратегических, международных и энергетических исследований «Дерасат» подготовили совместный доклад, в котором исследователи обеих стран рассказали о своем восприятии изменяющейся роли России в регионе. Авторы совместного доклада — Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД Александр Аксененок и аналитик центра Derasat Омар Махмуд — критически подошли к рассмотрению истории и перспектив отношений России со странами Залива.

Несмотря на те результаты, которых России и странам Залива удалось достичь, между ними сохраняется немало противоречий. Кроме того, отношения между сторонами отличаются дисбалансом — за последние годы президент России В. Путин лишь один раз посетил страны Залива. Арабские страны по-прежнему с большой настороженностью наблюдают за сближением Москвы и Тегерана, а также существенно расходятся с Россией по вопросу сирийского урегулирования. Эти вопросы, а также дальнейшие действия России на фоне сокращения влияния США в регионе  сильно беспокоят арабских наблюдателей.

Подробно с позициями российского и бахрейнского экспертов можно ознакомиться в полной версии доклада на английской версии сайта. Ниже приводятся основные тезисы доклада.

Российский взгляд на Персидский залив и иранскую проблему

Александр Аксененок, Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Краткий обзор истории отношений

— Контакты России со странами Персидского залива начались в 1932 г., когда СССР одним из первых признал Саудовскую Аравию и установил с ней дипломатические отношения. Вскоре, вследствие изменения советской политики, отношения были прерваны.

— В годы холодной войны страны Залива рассматривались советским руководством как недружественные Москве союзники Соединенных Штатов. Отношения между Кремлем и Эр-Риядом еще больше ухудшились после ввода советских войск в Афганистан. В 1990-е гг. камнем преткновения между двумя государствами стала поддержка Королевством сепаратизма в Косово и Чечне. Хотя тогда российско-саудовские отношения находились на геополитическом заднем плане вследствие сближения Москвы с Западом.

— В 2000-е гг. Россия начала выстраивать отношения с государствами Залива, основываясь на взаимных экономических интересах. Развивался и политический диалог: были проведены пять встреч на уровне министров иностранных дел, на которых поднимались проблемы международного терроризма, кризиса государственности в Ираке, Ливии и Йемене, наконец, иранский вопрос. Страны региона считают Тегеран основной угрозой своей безопасности, т.к. Иран обладает сильной армией и может рассчитывать на лояльность шиитских общин, проживающих в государствах – членах Совета Залива.

«Арабская весна» и ее последствия

— «Арабская весна» с новой силой поставила перед государствами Залива вопрос безопасности. В Египте, Сирии, Ираке начались столкновения сил, аффилированных с Ираном или Саудовской Аравией. В то же время нарастающий внутриполитический кризис в Турции, усугубленный ухудшением положения страны на международной арене, поставил под сомнение ее пример «исламской демократии».

—  С одной стороны, Саудовская Аравия сталкивается с усилением позиций Ирана на Аравийском полуострове и в регионе в целом. «Хезболла», режим Б. Асада, шиитская оппозиция в Бахрейне, хуситы в Йемене (предположительно) — все они пользуются поддержкой Тегерана. С другой стороны, откровенно двусмысленная политика американцев в Египте (молчаливое согласие на свержение Х. Мубарака и заигрывания с «Братьями-мусульманами») и Сирии вкупе с заключением ядерной сделки с Ираном заставляют Эр-Рияд усомниться в надежности американского «зонтика безопасности». В этой связи Россия выглядит желаемым партнером, в первую очередь как игрок, способный, по мнению арабов, умерить иранские аппетиты.

— Иранская ядерная сделка 2015 г. вызвала у определенных сил и в арабских странах Залива, и в самих США опасения, что уступки только разожгут амбиции Тегерана. В то же время сторонники компромисса утверждают, что сделка, напротив, укрепит позиции умеренного крыла иранской элиты и сделает иранскую политику в регионе менее склонной к авантюрам.

— Несмотря на определенные разногласия по Сирии и активное участие России в ядерной сделке, отношения между Россией и государствами Залива сохраняют положительную траекторию развитию. Продолжается как экономическое сотрудничество, так и диалог по таким ключевым проблемам, как международный терроризм, пиратство, наркотрафик.

— Ключевой приоритет России в регионе — борьба с ИГ и другими радикальными исламистскими группировками. Разница подходов нередко порождает разногласия между Россией и странами Залива. Поэтому не стоит надеяться на то, что Москва изменит свои геополитические приоритеты и свернет многолетнее успешное сотрудничество с Ираном, перспективным членом ШОС, в пользу сближения с государствами Аравийского полуострова. В то же время партнерство России и Ирана вряд ли перерастет в нечто большее: между двумя державами стоят региональные амбиции Ирана, поддерживающего «Хезболлу», йеменских повстанцев и правящую алавитскую верхушку в Сирии. Россия вследствие сотрудничества с Израилем в области безопасности и нейтрального отношения к союзникам Тегерана в Сирии и Йемене не может принять иранскую точку зрения по данным вопросам. Кроме того, Москва желает сохранить безъядерный статус Исламской Республики.

— В изменяющемся международном порядке союзники Москвы — не обязательно враги Вашингтона и наоборот. Россию и государства Залива объединяют общие интересы, в особенности борьба с международным терроризмом.

Взгляд из Залива

Омар Махмуд, исследователь и аналитик Центра стратегических, международных и энергетических исследований («Дерасат») Бахрейна

— Два главных препятствия, о которые спотыкаются отношения России и стран Залива, — это Иран (партнер Москвы и непримиримый противник всего Аравийского полуострова) и режим Б. Асада (Катар и Саудовская Аравия вложили огромные средства в поддержку сирийской вооруженной оппозиции, а Россия оказывает режиму политическую, экономическую и военную поддержку).

— Отношения между Россией и странами Залива имеют огромный потенциал для развития, однако его реализации препятствует груз существующих противоречий. Впрочем, Бахрейну и ОАЭ удалось наладить продуктивное сотрудничество с российскими партнерами.

— В последние годы мы стали свидетелями неожиданного для многих возвращения России в регион, откуда Советский Союз был практически вытеснен в 1970-е гг. после геополитической переориентации Египта. Общее ослабление интереса США к Ближнему Востоку, просчеты администрации Б. Обамы привели к тому, что Россия возвращается на позициях силы. Об этом свидетельствуют участившие поездки высших должностных лиц Залива в Москву.

—  Роль России. Как в регионе, так и за его пределами распространено убеждение, что В. Путин ведет с Западом игру с нулевой суммой на огромном пространстве от Европы до Ближнего Востока. Более того, некоторые говорят даже о наступлении «российского века» и стремлении России стать глобальной державой. Между тем Москва демонстрирует слабую заинтересованность в совместных экономических проектах, потенциально чрезвычайно прибыльных, и продает Ирану сложнейшее военное оборудование. Очевидно, что Россия делает ставку на Тегеран и на режим Б. Асада, который ведет войну со своим народом.

— Фактор Д. Трампа и дальнейшие перспективы. Избрание Д. Трампа, внешнеполитическая команда которого состоит из ярых противников Ирана и ряда сторонников ужесточения санкций против России, добавило государствам Залива уверенности в завтрашнем дне. В любом случае у Москвы не получится выстраивать отношения с позиции одностороннего доминирования, ведь США вряд ли пожертвуют своими традиционными союзниками.

— Россия должна понять, что партнерство с Ираном, каким бы долговечным и ценным оно ни было для Москвы, будет оставаться неустранимым препятствием к выстраиванию конструктивных отношений со странами Залива. Ведь именно вмешательство Тегерана во внутренние дела арабских соседей провоцирует активность таких террористических группировок, как ИГ и «Аль-Каида». Возможно, ответные визиты В. Путина в страны полуострова помогут открыть новую страницу в отношениях между Россией и странами Залива.

Александр Аксенёнок
К.ю.н., Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Омар Махмуд
Исследователь и аналитик Центра стратегических, международных и энергетических исследований («Дерасат») Бахрейна

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home