Реклама

История одной фитны

1885

История одной фитны

Религиозная смута, или фитна – это социальное явление, с которым хорошо знакома история. Бывали случаи, когда целые государства исчезали или появлялись в результате возникновения идейных брожений в религиозных вопросах.

Подобные истории хранятся и в анналах мусульманского прошлого. Такие события имели место и в истории Османской империи, которая и с карты мира исчезла по причине религиозной смуты.

Нижеследующая статья переведена с турецкого оригинала, написанного уважаемым профессором Эрханом Афьонджу (Erhan Afyoncu). Материал находится по web-адресу: http://arsiv.sabah.com.tr/2006/10/15/afyoncu.html

Упомянутая статья названа «ИГИЛ XVII века», хотя, после ознакомления с материалом понимаешь, что по сравнению с ИГИЛ (запрещенной в РФ террористической организации) смутьяны прошлого, о которых идет речь в статье, безобидные дети. С другой стороны, статья дает представление о том, какими средствами государство боролось с внутренней идеологической смутой. Причем, россказни об излишней жестокости средневековых правителей оказываются, мягко говоря, сильно преувеличенными.

Впрочем, читатель сам сделает необходимые выводы.

ИГИЛ XVII века

Первая половина XVII века… Население Стамбула разделилось на двое из-за одного религиозного спора… Кадизадели, являвшиеся самым консервативным религиозным движением в турецкой истории, провозгласив лозунг «В религии этого нет», принялись разрушать минареты тех мечетей, в которых их было более одного.

Ситуация в мире, изменявшаяся с конца XVI века оказались причиной большого кризиса в Османской империи. Кризис глубоко затронул как население, так и представителей власти. Османская интеллигенция в своих книгах пыталась поставить в центр обсуждения причины кризиса. Для группы, последователи которой называли себя Кадизадели, главной причиной проблемы было оставление религиозных предписаний и проникновение в религию ряда практик, которые не существовали во времена хазрата Мухаммада.

Лидером движения кадизадели был некий Мехмед эфенди Кадизаде, являвшийся одним из самых консервативных мыслителей в турецкой истории. Мехмет уста был хатибом и читал проповеди в мечетях Стамбула. Свои идеи он основывал на трудах Мехмета эфенди Биргиви, имя которого входило в число самых известных имен XVI века. В книгах Биргиви Мехмету уста Кадизаде особенно приглянулась идея о необходимости отвергнуть все, что возникло во времена, наступившие после эпохи хазрата Пророка (сгв).

Первая половина XVII века была эпохой, когда османское государство было в кризисе и народ переживал трудные времена. В своих проповедях Кадизаде говорил, что «богатые купаются в роскоши, в провинциях царит разруха, народ нищенствует, земледельцы разоряются, процветает взяточничество, распространились винопитие и курение опия, и, что единственное средство против всего этого имеется в шариате. Также он выступал против самых влиятельных суфийских орденов-тарикатов той поры, таких, как хальветия и мевлевия. Кадизадели всячески пытался унизить суфиев, называя их «сотрясателями полов» и «игроками на дудуке». Он даже утверждал, что суфийские радения являются харамом.

По мнению кадизаделитов, первым делом для исправления сложной ситуации следовало устранить из религии все, что возникло в ней в поздние эпохи. Он считал, что это не только позволит излечить все болезни общества, но и сделает возможным повторение Эпохи Благоденствия (Аср-е саадат), в которой процветал ислам, то есть, он учил, что народ вновь будет жить как во времена Пророка.

Последователи Кадизаде провозглашали, что наибольшая ответственность за распространение поздних проникновений в религию лежит на тарикатах. Более того, своими главными врагами они провозгласили тарикаты хальветия и мевлевия, в обрядах которых важное место занимали радения и танцы.

После смерти основателя движения Мехмета эфенди Кадизаде его последователи стали намного активнее. В результате, контроль над большинством мечетей Стамбула со временем перешел в их руки. Между тем, османские власти рассматривали религиозную деятельность кадизаделитов как средство, благодаря которому внимание народа отвлекалось от насущных проблем. В период правления Мурада IV кадизаделиты даже пользовались его покровительством.

Хотя кадизаделиты и их сторонники и обрели популярность, тем не менее, они столкнулись с сопротивлением других суфийских братств. Одна группа, проповедовавшая учение Абдулмеджида эфенди Сиваси, выступила против их идей. Сиваситами называют сторонников хальветийского шейха Абдулмеджида эфенди Сиваси. С этого момента повсеместно в Стамбуле начались споры между кадизаделитами и сиваситами, а также стало разгораться соперничество за обретение политического превосходства.

В истории официального историка Наима приводятся некоторые вопросы, которые задавались одному из проповедников кадизаделитов Тюрк Ахмаду, а также данные им ответы. Благодаря этим вопросам мы сейчас может представить себе представления кадизаделитов. Тюрк Ахмад, который был одним из неформальных лидеров кадизаделитов, в частности, утверждал, что, поскольку во времена хазрата Пророка (сгв) не было ложек, то пищу следует принимать руками.

Тем временем, в 1656 году на пост садразама (великого визиря) был назначен Мехмет Паша Кёпрюлю. На нового главу правительства возлагалась задача восстановить пошатнувшийся авторитет государства. Когда Кёпрюлю приступил к выполнению своих обязанностей, кадизаделиты, очень усилившиеся в Стамбуле во времена правления Мурада IV, на восьмой день исполнения Кёпрюлю обязанностей великого визиря, 2 октября 1656 года решили начать действовать открыто с целью сломить своих оппонентов и получить право голоса в системе государственного управления.

С этой целью кадизаделиты намеревались разрушить в Стамбуле все суфийские обители (текке). Попутно они собирались заставить всех суфийских шейхов и дервишей покаяться и очистить веру, а отказавшихся – убить. Кроме этого, они собирались добиться аудиенции у султана и призвать его запретить все поздние нововведения в религию, проникшие в нее после Пророка (сгв). В добавление ко всему этому, кадизаделиты собирались разрушить минареты мечетей, построенных султанами и представителями их семей в случае, если минаретов было больше, чем один.

Конец смуты

С целью воплотить в жизнь свои планы, кадизаделиты вооружились и призвали население города присоединиться к ним. Они не прислушались к предупреждению садразама, который обратился к ним с призывом отказаться от их замыслов. Кадизаделиты упрямо продолжали настаивать на своем. Тем временем, Кёпрюлю Мехмед Паша отверг все претензии кадизадели. Он конфисковал имущество кадизадели, а их лидеров Устювана Мехмеда, Тюрк Ахмада и Диване Мустафу арестовал и выслал на Кипр.

Это событие показало, как государство, которое для внешнего взора казалось слабым, легко смогло взять в свои руки бразды правления.

Эрхан Афьонджу

перевод с турецкого А. Хайрутдинов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home