Реклама
Общество

А ты знаешь, кто такой имам Малик?

5396
А ты знаешь, кто такой имам Малик?

Продолжаем рассказывать о великих имамах, основателях мазхабов. Когда мы говорим «основатель мазхаба» мы не имеем в виду, что эти ученые организовывали что-то свое, к примеру, Абу Ханифа был имамом людей Ирака и имамом такой школы как «ахлю-р-рай» (школа мнения). Те мнения, которые были в этих школах, он собрал и выбрал те, которые считал наиболее достоверными. Вообще нужно понимать, что все мнения, которые существуют в мазхабах, в конечном итоге восходят к самим сподвижникам. Поэтому разногласия, которые существуют между ханафитами и шафиитами, к примеру, они все восходят к эпохе сахабов.

Простой пример, все знают о разногласии между мазхабами в том, нарушает ли омовение прикосновение к женщине. Ханафиты говорят, что не нарушает, шафииты говорят, что нарушает (кроме женщин - махрамов). Но это расхождение было еще у сахабов, в частности, Ибн Умар, Ибн Масуд и ряд других сподвижников считали, что любое прикосновение к женщине нарушает омовение , а Ибн Аббас считал, что не нарушает. Основы тех расхождений, которые есть между имамами мазхабов, идут еще со времен сподвижников. Поэтому глупостью являются призывы сделать какой-то один общий мазхаб, устранить эти разногласия – тогда получится, что мы отвергаем часть мнений сподвижников, говорим, что кто-то из них был невеждой или заблудшим. Мы принимаем всех сподвижников и никого не отвергаем. Имамы – их наследники, следуя за ними, мы следуем за сподвижниками Пророка (мир ему), за тем пониманием Сунны, которое было у них. Мы знаем хадис, где говорится, что лучшее понимание Ислама было у первого поколения верующих, так что такие расхождения были среди них, и при этом они не порицали друг друга за разные мнения и не порицали тех, кто следовал за разными мнениями.

Есть неправильное мнение, что раз одна религия, то должен быть один мазхаб. Это ошибка. Единство должно быть в том, что касается акыды, вероучения, основ веры – веры в Аллаха, каким качествами мы Его описываем, веры в ангелов, в пророков, какие качества им присущи, какие нет, веры в предопределение и Судный день. В этих вопросах не должно быть разногласий. Но есть вопросы, касающиеся более второстепенных моментов, к примеру, разное понимание каких-то хадисов, которые можно  по-разному понять. Относительно этих разногласий есть слова Пророка (мир ему), который сказал, что разногласия (имея в виду такие разногласия по второстепенным вопросам) – это милость для уммы. Если у мусульманина по каким-то уважительным причинам не получается следовать фетве своего мазхаба, то он может в случае необходимости воспользоваться фетвой другого мазхаба (к примеру, в хадже, где очень сложно избежать прикосновений к лицам противоположного пола, шафииты пользуются мнением ученых-ханафитов, которые считают, что такое прикосновение омовения не нарушает). Все имамы брали знания или от сподвижников или от их учеников, так что это все неискаженное понимание Сунны. Так если мы называем этих ученых основателями мазхаба, это не означает что они сами что-то выдумали, это просто их понимание Сунны.

Мазхабов было больше, но до наших дней дошло только четыре, поэтому не разрешается следовать какому-то другому мнению, которое за эти рамки выходит. Возникает вопрос – а почему нельзя следовать непосредственно какому-то мнению сподвижников, если оно выходит за эти рамки? Теоретически это возможно, если была бы непрерывная цепочка алимов, которое передавали знания от него или от какого-то исчезнувшего мазхаба. Но так как этого нет, то нельзя брать иное мнение, помимо мнения четырех мазхабов.

Сегодня мы говорим об имаме следующего, маликитского, мазхаба, Имам Малик ибн Анас, имам Медины, его предки были родом из Йемена, но его дед приехал в Медину и был большим сподвижником, участвовал практически во всех сражениях, кроме Бадра. Его отец также был большим ученым среди табиинов. Сам имам Малик брал знания у больших ученых из табиинов, таких как Нафии, аз-Зухри, аль-Мукри, Рабиату –р-Рай.

Остановимся немного на его учителях. Мы много знаем о самих имамах, но мало знаем об их учителях.

К примеру, Рабия ар-Рай был имам в науке хадиса, который жил в Медине. Его отец был большим гази - он всю жизнь провел в сражениях, в распространении Ислама. Когдв он уехал в поход, его жена была беременна, и его не было дома двадцать лет. Через столько лет он возвращается домой, заходит в дом (разумеется, без стука), а навстречу ему выходит уже взрослый сын (который, конечно, не узнает отца) и говорит, что нехорошо заходить в чужой дом без спроса. Тут выходит его жена и говорит ему, что "это твой отец". А когда он уезжал, он оставил жене большую сумму денег на воспитание ребенка. Так что вернувшись, он спрашивает ее, что она сделала с этими деньгами. Его жена отвечает, что ты скоро узнаешь. На следующий день он встает рано утром и идет в мечеть на утренний намаз. После окончания молитвы он видит, что очень много народа собралось вокруг какого-то человека, так что  он даже не смог его увидеть. Когда он возвращается и спрашивает жену, что это за человек, которого столько людей слушает, что он даже не смог его увидеть, она отвечает - "это твой сын", деньги, которые он оставил, она потратила на его обучение религиозным наукам. Вот такие были наши праведные предки.

Другой его учитель был Шихабуддин аз-Зукри, это тоже большой ученый в хадисе, он родился в 51 г. по хиджре , он является одним из учеников большого ученого своего времени Саида ибн Мусеиба. Про этого табиина тоже есть интересная история, он был большим праведником и ученым, что даже правители приходили к нему за советом. А у него была очень красивая дочь, так что однажды сам халиф послал к нему просить ее в жены для своего сына, своего наследника. Но ученый отказал, сказав, что его дочь выросла в бедности, они живут бедно, так что если она вдруг окажется в богатом дворце правителя, среди слуг, роскоши, неизвестно – что будет с ее религией. А выдал он ее замуж за своего ученика, тоже очень бедного, но очень знающего и благочестивого. Тот ученик позже сказал, что его жена была очень знающей, образованной женщиной, которая в совершенстве знала Коран и Сунну - бывало так, что он и его ученики не могли найти ответа на какой-то вопрос, тогда он спрашивал у нее, и она давала ответ.

Имам аз-Зукри был одним из самых знающих людей своего времени, очень красноречивым, про его память вообще ходили легенды. Говорят, что он выучил Коран за 80 дней еще в детстве. Когда он учился, он записывал каждое слово учителя. Один из тех, с кем он учился, рассказывал, что они обычно записывали за учителем только то, что касалось харама и халяля, а будущий ученый записывал каждое слово. Он обладал великолепной памятью. Для улучшения памяти он советовал больше кушать изюма. Передают, что он был одним из тех, кто стал придавать значение иснаду. Первоначально табиины брали религию у сподвижников, и поэтому не было вопроса об искажении информации, о проверке ее подлинности. Искажение началось в эпоху табиинов, когда сподвижники умерли, и появились лжецы, заблудшие которые стали выдумывать хадисы, вымышленные истории из того, что якобы говорил или делал Пророк (мир ему). Возникла необходимость проверки подлинности информации.

Поэтому ученые табиины стали придавать большое значение иснаду – цепочке передатчиков, которая восходит к Пророку (мир ему). Также он был одним из первых, кто составил сборник хадисов, который, правда, не дошел до нас. Самый ранний дошедший до нас сборник хадисов - «Муватта», он принадлежит имаму Малику, который писал его в течении сорока лет. Это очень известная книга, которая является чем-то средним между книгой по хадису и фикху – имам Малик в ней дает свои пояснения к каждому хадису, выводит из него шариатские решения, говорит, как его толковали сподвижники. Некоторые ученые говорят что это скорее книга по фикху, чем по хадису. Такими людьми были учителя имама Малика.

Имам Малик всю жизнь прожил в Медине, он известен поэтому как имам Даруль-Хиджра. У него была большая любовь к этому городу. Однажды один из его богатых учеников подарил ему целый табун очень дорогих лошадей. И другие ученики спрашивали – почему он никогда не ездит верхом на лошади в городе? Он ответил, что не хочет топтать ту землю, по которой ходил Пророк (мир ему).

Поэтому когда некоторые люди говорят сейчас про ученых, что «они люди и мы люди» (имея в виду, что их мнения можно подвергать сомнению и оспорить), надо посмотреть - есть у них такая же любовь к Пророку, такой же адаб, такие же знания, какие были у праведных предшественников.

Имам Малик достиг такой известности не только знаниями, от него передается, что знания – это не какой-то набор информации, это богобоязненность, насколько ты следуешь шариату. А информация - это только средство, а цель – это улучшение твоего поклонения. Вообще известно, что Имам Малик не любил споров, когда видел, что человек задает вопрос, чтобы поспорить, он никогда не отвечал таким людям.

Все имамы-саляфы никогда не любили спорить, они знали, что споры ничего хорошего не приносят. Наше время, наоборот, - время споров, все устраивают диспуты, записывают их на видеокамеры, размещают в интернете ролики, чтобы все видели, кто кого переговорил, переспорил. однако мы не видим результатов этого - чтобы после этих споров кто-то изменил мнение, заблудшие покаялись в своих ошибках - таких итогов мы не видим. Все великие имамы были противниками споров с заблудшими. Самое главное, потому, что когда ты споришь с заблудшим, ты как бы даешь понять другим, что это мнение тоже имеет какой-то вес, оно стоит того, чтобы на него обращать внимание, таким образом, ты пропагандируешь его идеологию. Так  что ты как бы легализируешь это мнение, что оно якобы стоит того, чтобы о нем говорить.

А ты знаешь, кто такой имам Малик?
Мухаммад Алави аль Малики (передний план, слева), алим (ученый), чей род восходит к наилучшему из людей, Пророку Мухаммада (мир ему и благословение), он был большой ученый маликитского мазхаба из Саудовской Аравии, вел полемику с ваххабитами

Спорить можно тогда, когда есть опасность, что люди могут попасть под влияние заблуждения, тогда ученые начинают обличать заблуждение, но наша религия – это не религия споров. Поэтому имам Малик никогда не спорил и отличался богобоязненностью и аскетизмом. Имам Шафии передает, что однажды ему было задано больше сорока вопросов о религии, и на тридцать из них он ответил «я не знаю». Великим ученым важна была истина, они не стремились к славе, высокому положению. Если бы им было важно их положение, их статус, как они могли бы такое сказать. В наши дни люди отвечают на сотни вопросов, не задумываясь – правильно ли они говорят, если хоть на один вопрос правильно ответят, и то хорошо. То же самое передают от Ибн Умара, этому сподвижнику как-то задали десять вопросов, и на девять он промолчал. Наши праведные предки очень боялись дать неправильный ответ на вопрос по шариату, особенно если это касалось вопросов харама и халяля. Они отвечали, только если вопрос касался веры, ахырата, приближения к Аллаху, - основ веры.

Однажды имам Малик промолчал на заданный вопрос, его переспросили  – он сказал, что ответит тогда, когда поймет – будет ли польза или вред от его ответа. Отвечая на вопросы, они думали о пользе для будущей жизни, не искали в религии средства для обогащения, для выгоды в мирской жизни. Поэтому Аллах наградил их такой славой и известностью, что о них помнят столько веков. Что касается зухда (аскетизм) имама Малика, есть рассказ, что один его богатый друг подарил ему целый табун породистых лошадей. Кто-то из его знакомых увидел их и похвалил. Тогда имам тут же отдал ему этот подарок целиком. Это и есть настоящий зухд, аскетизм. Аскетизм в Исламе – это не значит, что  ты нищий, ходишь в грязной одежде, ничего не ешь, живешь в лесу, это когда тебе безразличны мирские вещи: если Аллах тебе что-то дает, ты не превозносишься, если забирает, не огорчаешься. Когда в твоем сердце есть стремление только ко Всевышнему.

Есть очень интересная история, когда имам Шафии учился в Медине у имама Малика. Имам Шафии был любимым учеником имама Малика, и тот однажды пригласил его к себе погостить.

Известно, что имам Шафии был очень беден, у него даже не было денег купить бумагу или другой материал для письма, и он собирал кости и писал на них, так что у него дома была груда исписанных костей. Такие эти ученые прикладывали усилия, чтобы получать знания. В наше время можно зайти в интернет, набрать несколько слов и найти любой хадис в сборнике, но от этого мы не становимся такими знающими, как эти имамы, потому что не прикладываем таких усилий для получения знаний, как они.

Так вот, имам Малик, учитель имама Шафии, пригласил его как-то к себе домой. А у имама Малика была дочка Фатима, она была ученая девушка, когда ее отец давал уроки в мечети, она сидела рядом за занавеской и слушала хадисы, которые рассказывал имам Малик. Отец ей часто рассказывал про своего ученика имама Шафии  – что это очень способный молодой человек, большой ученый из него будет. И когда он пришел к ним в гости, она решила испытать его, узнать его богобоязненность. Она специально приготовила много еды для гостей. Имам Шафии поел все, что было приготовлено, а потом пошел спать. А девушка натянула под дверями его комнаты нитку – чтобы проверить, будет ли он ночью вставать для ибадата или так и проспит. И утром увидела, что он вышел из своей комнаты только тогда, когда услышал азан на утренний намаз.

Все, что она увидела, ее несколько разочаровало в имаме Шафии,  и она сказала своему отцу - «ты мне столько говорил про этого молодого человека, какой он набожный, а он у нас в гостях досыта наелся, а потом всю ночь не выходил из своей комнаты, наверное, спал, вместо того, чтобы молиться». Отец ее пересказал это имаму Шафии, и тот ответил, что «да, было такое, но я специально в твоем доме постарался съесть побольше, чтобы у тебя было много баракята, потому что тому, кто покормит гостя, бывает большое вознаграждение. А на ночной ибадат я не вышел, потому что я задумался над одним аятом Корана и просидел над ним всю ночь, и вывел из него пятьсот хукмов, разных шариатских заключений. Так что я не успел опомниться, как настал утренний намаз». Так что ибадатом великих ученых был их иджтихад, их усердие на пути получения знаний.

Также рассказывают, что однажды имам Шафии увидел в мечети такую надпись: «Если ты хочешь знаний, то бери их у Ибн Идриса» (то есть у имама Шафии, его на самом деле звали Мухаммад ибн Идрис). Тогда он дописал продолжение этих слов – «а как же иначе, ведь он ученик имама Малика».

Однажды халиф Харун ар-Рашид, который очень уважал имама Малика, предложил ему сделать его мазхаб единым законом для всего халифата - один Коран, один мазхаб. Но имам Малик сказал, что у людей Ирака (последователей Абу Ханифы) есть свои доводы, доводы для своего мнения. Это наследие Сунны, в каждом городе жили сподвижники , у которых было свое понимание религии. Говорят, что к примеру мединская школа (маликитская) восходит к Ибн Умару, а багдадская (ханафитская) - к Ибн Масуду, оба они были великие ученые среди сподвижников. Кто может сказать, что кто-то из них невежда? Имам Малик сказал поэтому, что все мазхабы – наследие Пророка, мир ему.  Никто из имамов не призывал следовать только себе, своему мнению.

Поэтому те кто говорит что мазхабы разделяют мусульман, не знаю истории, не знают о тех дружбе и уважении ,которые были между учеными разных мазхабов. Имам Ахмад, в свою очередь, учился у имама Шафии. И он говорил, что если бы не он, я бы не понял фикха. Имам Шафии говорил,  что все ученые в долгу у Абу Ханифы. Они любили друг друга и завещали нам эту любовь. Положения каждого мазхаба восходят к сподвижникам, если мы начнем критиковать те положения, которые есть в других мазхабах, получится, что мы будем критиковать сподвижников, говорить, что кто-то из них был невеждой.

Некоторые люди по невежеству думают, что все сподвижники были одного мнения по всем вопросам, потом пришли имамы-философы и выдумали множество каких-то ненужных мнений в религии. Это ошибка, у сподвижников изначально были разногласия по некоторым вопросам. Есть известная история, как сподвижники по-разному поняли слова Пророка, мир ему, том, когда нужно совершить намаз. Им было сказано не совершать его, пока они не достигнут такого-то места. Когда пришло определенное время намаза, одни совершили молитву, другие решили подождать, пока доедут до того места. Когда Пророку, мир ему, было рассказано об этих разногласиях, он сказал, что обе эти группы были правы. Он никогда не говорил, что по всем вопросам у мусульман должно быть всегда одно мнение.

Разногласия мусульман заключены не следовании мазхабам, дело в невежестве и плохом нраве людей, когда человека дурной характер , он любой повод может использовать для ссоры. Если какие-то  положения религии некоторые используют для фитны, это вина людей, а не этих мнений, этих мазхабов. Пророк сказал, что его сподвижники подобны звездам, следуя за любым из них, не ошибешься.

Когда кто-то говорят, что я следую непосредственно за Пророком, мир ему,  и его сподвижниками, это заблуждение, он же их не видел. Он следует за каким-то пониманием религии (которое придумал он сам или кто- то из современников), вот в том вопрос – за каким пониманием следовать, за пониманием ученых,  про которых  мы все знаем, об их богобоязнености и знаниях, или каких-то современных людей, про которых мы ничего не знаем - где они учились, какую жизнь вели, насколько  соблюдают религию. Так что мы не ошибемся, если будем следовать за великими имамами, за которыми веками следует вся умма.

Реклама
Социальные комментарии Cackle
Home