Женщина в Исламе

Как учительница английского языка Елена приняла Ислам

21211
1

 Как учительница английского языка Елена приняла Ислам

Как учительница английского языка Елена приняла Ислам

С Леной я познакомилась во время Фестиваля мусульманской молодежи. Меня всегда интересовали люди русской национальности, принявшие Ислам. А когда я узнала, что Елена заняла первое место на конкурсе чтецов Корана, который проходил в Белой мечети Великих Болгар этот интерес возрос вдвойне.

– Лена, что сподвигло вас принять Ислам? Когда вы впервые услышали о том, что есть такая религия?

– Об Исламе впервые я узнала еще учась в школе. В нашем классе был ученик, который читал намаз, держал уразу. По его примеру еще один мальчик принял Ислам. И с ними я часто общалась, а они рассказывали о мусульманах и их религии. Так я впервые узнала об Исламе.

 Чем привлекла вас эта религия?

– Первое что меня поразило – это отказ мусульман от спиртного и от шумных увеселительных мероприятий. Однажды я побывала в семье моего одноклассника-мусульманина и воочию увидела образ семейной жизни мусульман. Они очень гостеприимны, повсюду чистота, и многие вещи и порядок мне стали по душе. Это был период, когда я стала интересоваться Исламом и воспринимать его достоинства. Один из моих одноклассников с детства был в Исламе, родители его научили читать намаз. А в старших классах, когда он уже сам читал намаз, он рассказывал нам очень много интересных вещей об Исламе. Меня прежде всего поразили те места в Коране, где все совпадает с научным толкованием мироздания. Таким образом, я заинтересовалась Исламом, стала читать книги, после чего заявила своим близким, что родись я 1500 лет назад, я наверняка должна была бы быть христианкой, а вот теперь, когда Ислам ниспослан свыше всем народам, я желаю быть мусульманкой. После окончания школы я поступила в педуниверситет. В разговорах с отцом на религиозные темы – а он еще не знал, что я приняла Ислам – я заявила, что оказываюсь поклоняться Иисусу, и считаю, что Бог един и не имеет себе подобия. Он согласился со мной и сказал, что мой выбор верный.

 Значит, ваши признания не были для него шоком?

– Возможно, это для него было и шоком, однако он не дал это мне почувствовать. Он сказал мне: «Это твой выбор, тебе жить, и я не вправе поучать тебя какой религии придерживаться». Он работает водителем трейлера и занимается перевозкой грузов по стране. Он очень умный человек. На мой взгляд, папа с уважением относится ко мне и не препятствует мне исполнять требования Ислама.

 А как отнеслись к этому остальные члены семьи?

– Мама моя умерла несколько лет назад. У старшего брата своя семья и он живет отдельно. Он наблюдает за мной со стороны и, по-моему немного недопонимает мой выбор, впрочем, на эту тему мы с ним не обменивались мнениями. И все же нам удается сохранить добрые взаимоотношения. Остальные родственники по-разному восприняли эту новость. Были и слезы, и увещевания, и даже угрозы. На все это я ответила …улыбкой. Я не придавала особого значения этому и для меня было важно отношение отца. Конечно же, все зависит от самого человека. Когда об этом узнала моя старшая сестра, она сильно разволновалась и стала плакать. Я спросила ее: «Что ты плачешь? Ведь я обрела счастье!» Я попыталась объяснить это моим родственникам, однако это не было так просто. Если человек сделал выбор, его очень сложно переубедить. Нельзя со злобой отвечать тем, кто тебе возражает, на мой взгляд достаточно, улыбнувшись ответить как сказано в Коране: «Вам ваша религия, а мне – моя».

– Как вы понимаете следующее утверждение: «В Исламе нет разделения на нации»?

– Человек, на мой взгляд, никогда не должен забывать о своем происхождении. Мы ведь не удивляемся, когда видим людей различных национальностей, которые придерживаются Ислама. В полемике со своими родственниками я так и заявила – что следуя вашей логике, я, как минимум, должна быть арабкой. Религия – это одно, а нация – это совсем иное и нельзя их смешивать. Я остаюсь русской. Вера, религия – это мое поклонение Аллаху Та’аля, а моя национальность проистекает от моих родителей. Между верой и нацией нельзя ставить знак равенства. И все же мне удалось сохранить добрые взаимоотношения с родственниками. Я сама стремлюсь больше встречаться и общаться с ними.

 А как вы отмечаете дома религиозные праздники?

– Мусульманские праздники мы дома не отмечаем, так как я в единственном числе. И все же в прошлом году мои близкие поздравили меня с Ураза байрамом. А когда они празднуют свои и при этом на столах появляется спиртное, я стараюсь отстраняться от этих вещей. И все же я пытаюсь не очень навязчиво беседовать с близкими об Исламе. И если что-то их заинтересовало, я живо отвечаю на их вопросы.

 У вас не возникло желания поменять свое имя, как это обычно происходит после принятия Ислама?

– Я интересовалась этим вопросом, и мне объяснили, что не обязательно менять его, если считаешь свое имя благозвучным и несущим определенную смысловую нагрузку.

 Интересно, а как отнеслись к вашему шагу школьные подруги и однокурсники по университету?

– Те из них, кто хорошо знаком со мной, были уже готовы к тому, что где-то к четвертому курсу я приму Ислам. Мне даже говорили: «Даже если ты себя считаешь христианкой, по мировосприятию ты уже мусульманка». В то время я еще близко не общалась с сестрами по вере, однако со временем мне пришлось обращаться к ним с вопросами о том, где можно совершить омовение, прочитать намаз. Через некоторое время у меня появились подруги-мусульманки, вместе с которыми я ходила на пятничный намаз.

 Как сложилась ваша дальнейшая жизнь? Ведь не так просто устроиться на работу, повязав хиджаб…

– Впервые я повязала платок, когда училась на пятом курсе во время пребывания в Америке.. Проблемы начались, когда пошла в школу на педпрактику. В Америке я сдружилась с мусульманами, и они предложили мне повседневную одежду мусульманки. Вот с этого момента я не расстаюсь с платком. Свой первый рамадан я провела в США. Я очень ждала этого и волновалась, как все пройдет, ведь все происходило вдали от родного дома. Однако Всевышний помог мне. Не возникло проблем и с халяльной пищей. Я питалась рыбой и крупами. Благо, что я подрабатывала в ресторане и проблем с питанием не возникло. Для духовного обогащения я слушала Коран и нашиды, записанные на плеер. Когда устраивалась на работу, я обратилась к менеджеру с вопросом, смогу ли я читать намаз, на что получила удовлетворительный ответ, и мне была выделена комната для чтения намаза. Мои сослуживцы с пониманием отнеслись к этому и в определенное время я, предварительно предупредив их, уединялась читать намаз.

 Каково отношение к мусульманам за океаном?

– В небольшом городке, где я проживала, я была в единственном числе. До тех пор местные жители видели мусульман только среди туристов и не имели возможности общаться с ними. Одна из моих новых знакомых мне откровенно заявила как-то: «Мы не то, что не любим мусульман, мы их боимся. А вот общаясь с тобой, я осознала, что мусульманки не представляют опасности». Конечно, в этих словах нашли отражение те события, которые происходят в мире.

 Как вас воспринимают на нынешнем рабочем месте – в школе, где вы преподаете?

– Директор школы сама не читает намаз, но с уважением относится к мусульманкам. Уроки и работа в школе не препятствуют чтению намазов. Занятия в школе завершаются к двум часам, и полуденный намаз я успеваю прочитать. Если бы я работала в другом месте, это нужно было бы согласовывать. Ученики меня восприняли не как мусульманку, а как педагога. Их внимание привлекло и то обстоятельство, что я молодой учитель. Так что найти общий язык с моими подопечными не составило большого труда. Среди учащихся одиннадцатого класса есть и такие, кто интересуются Исламом, христианством, задают вопросы. Будучи мусульманкой в коллективе школы, я не ощутила ни единого косого взгляда. Да и родители восприняли меня доброжелательно.

 Как вам удалось избежать недопонимания и иных неприятностей, когда пришли устраиваться на работу в хиджабе?

– Конечно же, до обысков и досмотров личных вещей не дошло, однако во время устройства в школу в Казани для прохождения практики не обошлось без казусов. Мне предложили пойти в татарскую школу. Я ответила, что не понимаю по-татарски и попыталась объяснить, что ничего плохого в платке нет. Я пожелала поехать в Зеленодольск, где мне предложили устроиться в школу, только без платка. В итоге я устроилась в сельскую школу в Верхнеуслонском районе преподавателем английского языка. Там у меня всего лишь поинтересовались, не помешает ли в работе платок…А сейчас они привыкли ко мне и убедились, что в моей работе нет никаких проблем.

– В фестивале вы заняли первое место и показали образцовое чтение Корана, когда впервые вам посчастливилось ознакомиться с Книгой?

– Первым делом я изучала арабский язык, так как без его знания невозможно понять сути чтения намаза. Я изучила арабский алфавит и выучила наизусть некоторые суры. Затем я поступила в медресе Зеленодольска и научилась читать Коран. Там нас обучал прекрасный учитель, который объяснял каждое слово Священного Корана. Там я уверовала, что это слово Божие и осознала необходимость запоминания выученных сур и аятов. В настоящее время я учусь на первом курсе РИУ на факультете шариатских наук. Учеба помогает мне систематизировать имеющиеся знания.

Римма Гатина

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home