Вероучение

17 рациональных доказательств существования Всевышнего

34346

Первый аргумент: Аллах Сам открыл нам (в Коране), что Он творец всех вещей. Это откровение было передано нам достоверным образом.

Второй аргумент: ни один человек ни разу не утверждал, что он существовал извечно (кыдам), но каждый знает, что человек рождается и медленно вырастает. Таким образом, собственный опыт и все человеческие предания показывают, что живые существа в мире не вечны, а существуют во времени.

Третий аргумент: наше чувственное восприятие свидетельствуют, что все телесные субстанции по принуждению (дарура) или по потребности (хаджа) подчинены чему-то другому. Но зависеть от другого – это характерная черта временного, потому что то, что вечно, обладает самодостаточностью (гинан тагана), т. е. автаркией.

Четвертый аргумент: то же самое можно заключить из наблюдения, что существование живого и мертвого взаимообусловлено. Одно без другого немыслимо. А то, что зависит от другого, может быть только сотворенным и временным.

Пятый аргумент: все чувственно воспринимаемые вещи объединяют в себе различные и противоположные натуры (таба’и‘ мухталифа уа-мутададда), особенность которых состоит в том, чтобы избегать друг друга (танафур) и удаляться друг от друга (таба‘уд). Если же они, вопреки этому, остаются вместе в одной веши, то это может быть только действием внешнего создателя. Итак, вещи сотворены и ограничены во времени.

Шестой аргумент: мир состоит из частей (аджза’ уа-аб‘ад). Об отдельных частях нам известно, что они появляются после того, как их не было раньше (хадисун ба‘да ан лам якун), и что они растут и становятся больше. То же самое тогда должно быть справедливым и для всего мира, так как соединение конечных частей не может быть бесконечным (гайр мутанахин).

Седьмой аргумент: в мире соседствует хорошее и плохое, малое и великое, красивое и безобразное, свет и тьма. Противоположности являются признаками изменения и исчезновения. А то, что исчезает, не может состоять из самого себя.

Восьмой аргумент: как известно разуму, тело (джисм) может находиться либо в покое (сукун), либо в движении (харака). И то, и другое не может происходить одновременно, следовательно, не могло происходить вечно. Покой и движение возникают попеременно, а значит, они ограничены во времени. А если невозможно представить себе тела без покоя и движения, то и все тела, то есть весь мир, должны были появиться во времени.

Девятый аргумент: к тому же, неживые тела находятся в состоянии покоя или движения не сами по себе, а потому что на них оказывается влияние извне и потому что таким образом они служат потребностям (хауа’идж) других тел или приносят им пользу (манафи‘). Но то, что служит другим, не самостоятельно, а, значит, сотворено. И живые тела, получающие пользу от неживых, тоже могут быть только сотворенными.

Десятый аргумент: изменения, которым подвергаются материальные тела, доказывают, что они сами и их различные состояния возникли во времени. Даже если – пусть несправедливо – допустить существование извечной материи, то и это ничего бы не изменило. Это бы означало, что эта материя исчезла в момент возникновения мира, в то время как мир должен был появиться в этот (уловимый во времени) момент.

Одиннадцатый аргумент: возражать нам, будто мы допускаем, что телесные субстанции (а‘ян) продолжают неограниченно существовать в постоянно изменяющихся состояниях (т. е. в движении или покое, в соединении или разделении и т. д.), принципиально неверно. Тем самым смешиваются два понятийных уровня, которые следует разделять. «Ограниченность во времени» (хадас) означает, что что-то существует после того, как раньше этого не было (аль- каун ба‘да он лам якун).

Таким образом, «ограниченность во времени» и «извечность» (кидам) исключают друг друга по определению. Последовательная длительность (бака), напротив, означает, что что-то продолжает существовать в постоянно обновляющемся времени (аль-каун фи муста‘наф аль-уакт), а это может происходить только с чем-либо ограниченным во времени.

Двенадцатый аргумент: кроме того, о неограниченном во времени существовании творений нам сообщает предание, так что мы просто должны себя спросить, хотим мы верить преданию или нет.

Тринадцатый аргумент: к тому же, мы знаем, что всякий ряд (например, ряд чисел или причинно-следственная цепочка) должен иметь начало, но не должен иметь конца. Иначе бы ничего не существовало.

Четырнадцатый аргумент: каждое движение означает конец предыдущего движения, каждая связь – конец предшествующей. То же справедливо и для других акциденций, так что им всем присущи начало и конец. Следовательно, они могли возникнуть только во времени.

Пятнадцатый аргумент: тело может существовать продолжительно лишь потому, что ему сообщается акциденция «длительность» (бака). Чтобы стать вечным, оно должно было получить соответствующую акциденцию. Но это противоречиво само по себе, так как акциденции (а‘рад) являются временными по определению, и акт сообщения тоже может быть только временным.

Шестнадцатый аргумент: нам не известно ни одного письма без того, кто его пишет, и ни одного разделения без того, кто разделяет. То же самое можно сказать о соединении, движении, покое и обо всем остальном в мире. Следовательно, за каждым событием стоит его творец, так что мир тоже обусловлен, то есть сотворен.

Семнадцатый аргумент: каждая часть чувственного материального мира в отдельности дает понять тому, кто мыслит, что она не вечна, а произведена во времени. Не может быть неправильным размышлять об этом, иначе бы мы совсем не получили такой способности.

«Китаб ат-Таухид» («Книга Единобожия») Абу Мансура аль-Матуриди

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home