Политика

Внешнеполитические неудачи Катара

2330
Внешнеполитические неудачи Катара

Внешнеполитические неудачи Катара


Политическая роль Катара, важного регионального игрока, за последние три месяца пришла в упадок. Смена власти в стране, падение поддерживаемых Катаром «Братьев-мусульман» в Египте и сложные отношения с соседней Саудовской Аравией, обусловленные соперничеством в регионе, вынуждают Катар задуматься об изменении наступательной внешней политики.

24 июня эмир Катара Хамад аль-Тани отказался от власти в пользу 33-летнего наследного принца Тамима, второго сына от влиятельной второй жены шейхи Мозы. 18-летнее правление Хамада аль-Тани стало эпохой реформ и модернизации страны, когда неизвестный Катар превратился во влиятельную региональную державу. Взойдя на престол, новый эмир Тамим обновил состав катарского правительства, объявил о приоритетном положении внутренней политики и смягчении внешнеполитического курса.

Всего через неделю после смены власти в Катаре армия в Египте отстранила от власти Мухаммеда Мурси, президента от «Братьев-мусульман». Падение правительства в Египте и связанное с этим ослабление «братьев» в Тунисе и Ливии резко пошатнуло внешнеполитическую роль Катара и послужило «началом обратного отсчета роста влияния страны».

Известно, что Катар является крупнейшим покровителем движения политического ислама по всему арабскому миру и оказывает финансовую помощь «братьям» в Египте, Сирии, Иордании, Палестине, Ливии и Тунисе. Поддержку «братству» обеспечивает идеолог современного политического ислама шейх Юсуф аль-Кадрави, который долгое время проживал в столице Дохе, а также катарский телеканал «аль-Джазира», являющийся проводником идей «братьев».

Проигрывает Катар и в сирийском вопросе – страна уступила часть влияния в Национальной оппозиционной коалиции в пользу интересов саудовской стороны. Однако Катар, сотрудничая с Турцией в противовес альянсу Саудовской Аравии и ОАЭ, продолжает поставлять оружие для повстанцев, борющихся с режимом Асада. В ближайшем будущем Катар, возможно, уменьшит объемы, но вряд ли откажется от поддержки сирийских повстанцев, среди которых преобладают члены «Братьев-мусульман» и их более радикальные союзники, с которыми новый эмир Тамим поддерживает давние и активные связи.

Относительно неудач Катара в сирийском фронте катарский источник сообщает, что «каждая страна поддерживает сирийскую революцию исходя из своих возможностей и соображений, а разговоры об уменьшении содействия повстанцам создают впечатление, будто бы Катар ведет борьбу против режима Асада, а не сирийский народ». Относительно слухов о выходе Катара из круга внимания СМИ источник добавляет, что «целью поддержки сирийской революции не является освещение в прессе».

Межаравийские отношения охвачены кризисом, считают эксперты, «много споров вокруг Египта и поддержки политического ислама в арабском мире». Поддерживая «Братьев-мусульман», Катар остро противостоит аравийским соседям, делающим ставки на новую египетскую администрацию и министра обороны Абдель Фаттаха ас-Сиси. Некоторые источники стран Залива недовольно сообщают «о подозрениях в поддержке, оказываемой Катаром для внутренней оппозиции в аравийских монархиях, что является красной линией для этих стран».

В августе текущего года произошла небольшая перепалка в СМИ между Саудовской Аравией и Катаром, когда начальник разведки, саудовский принц Бандар ибн Султан заявил, что «Катар – это 300 человек и телеканал». Со стороны Катара последовал ответ, в котором катарский министр иностранных дел Халид аль-Аттия написал, что «гражданин Катара равен народу, а народ Катара – это целостная нация».

Конкурируя с Саудовской Аравией в борьбе за сферы влияния в арабском мире, крошечный по размерам Катар при коренном населении менее 300 тыс. человек и 1,5 млн иммигрантов ведет излишне амбициозную внешнюю политику: настойчиво впутывается в «арабские революции» в Египте и Ливии, в суннитско-шиитское противостояние в Ираке, всячески поддерживает «Братьев-мусульман» и активно содействует антиасадовской кампании в Сирии.

Собирается ли новая власть в Катаре смягчить внешнеполитическую настойчивость и сгладить острые углы в сопернических отношениях с Саудовской Аравией? Ведь спад региональной роли не означает завершения влияния страны, Катар продолжает обладать огромной экономической мощью и существенным политическим весом в регионе и во всем мире, к тому же готовится принять Чемпионат мира по футболу в 2022 году.

Обновляя состав правительства, молодой эмир шейх Тамим заменил на посту премьер-министра влиятельного Хамада бен Джассема, который был активным сторонником «арабских революций», прихода к власти «Братьев-мусульман» вместо старых авторитарных режимов и финансирования сирийских повстанцев. Возможно, уход старой правящей элиты и приход молодого поколения, политические изменения в регионе будут символизировать начало новой эпохи в истории Катара. Однако часть специалистов уверена, что новая власть вряд ли приведет к изменению политического курса страны и цель Катара – создать эффективную конкуренцию Саудовской Аравии в регионе путем наступательной внешней политики и поддержки «Братьев-мусульман» – сохранится.

 

Социальные комментарии Cackle
Home