Реклама
Политика

В Сингапуре мы знаем, что существуют ограничения в Индонезии, Малайзии, Таиланде и Филиппинах. (5-я часть)

2194

 

МЫ НАЧИНАЛИ С ПОТОМКАМИ ФЕРМЕРОВ

- Должен ли был Сингапур попытаться построить надежную местную промышленную элиту?

- В нашем глобализированном мире, если вы недостаточно велики, чтобы быть на вершине в конкретной отрасли, вы всегда будете играть второстепенную роль. Когда я стал членом совета (немецкой автомобильной компании) «Даймлер-Бенц» в 1992 году, председатель и исполнительный директор Юрген Шремп сказал мне, что по всему миру исчезнут многие брэнды и останутся, объединившись, всего 10 - 12 брэндов. Он был убежден, что «Мерседес-Бенц» будет среди них. Поэтому он считал, что компания должна стать мировой. Он приобрел (американскую автомобильную компанию) «Крайслер», но это окончилось неудачей, потому что не произошло слияния культур. Он двинулся в Японию и Корею, но так же неудачно.

Посмотрите, если вы недостаточно велики, то чемпионами в любой конкретной отрасли будут те, кто являются лучшими в этой сфере. Возьмите Тайвань. Им кажется, что они достаточно велики - более 20 миллионов населения. Они запретили импорт и стали развивать заменители импорта. На начальной стадии у них получилось с ноутбуками, полупроводниками и компьютерными чипами.

Но в последней статье «Уолл Стрит Джорнэл» говорится, что их опередили. Они не могут конкурировать с Японией и Кореей, потому что у этих стран больше населения и больше талантливых людей. Я думаю, тайваньский (президент) Ма Инцзю пытается поддержать крупные тайваньские компании денежными вливаниями. Но это краткосрочная мера. Вопрос в том, ведутся ли научные исследования, чтобы не отстать в развитии?

В Гонконге 7 миллионов населения, это также недостаточно для конкуренции. Что есть в Гонконге? Застройщики (девелоперы) и биржевые игроки. Создает ли миллиардер Ли Ка-Шинг продукт, который продается по всему миру? Нет, он просто покупает недвижимость, порты, розничные магазины и телекоммуникационные компании. Он создает рынок. Какая компания самая успешная в Гонконге? «Ли энд Фунг». Два талантливых брата, участвующих в логистической цепочке каждой компании. Они не занимаются производством, потому что не могут конкурировать. Китай занимается производством. И все же, Гонконг начинал с множеством готовых предпринимателей с материка. У нас не было даже этого. Мы начинали с потомками фермеров, некоторые из которых стали торговцами. И только через долгое время многие стали профессионалами и предпринимателями.

- Но разве какая-нибудь сингапурская компания, как Creative (производитель цифровых развлекательных продуктов), не может стать компанией мирового уровня? Когда-то она была мировым лидером по производству звуковых плат.

- Да, Сreative была одной из немногих новаторских компаний в Сингапуре. Но сколько проблем и испытаний им пришлось пережить. Им пришлось нанимать людей из Кремниевой долины, чтобы выдержать конкуренцию, потому что и Сингапуре нет критической массы талантов. А в итоге все, что имеет сейчас компания Сгеайуе, это МРЗ-плееры. А их звуковые карты и прочее... Другие компании их опередили.

В области продуктов и напитков хорошо работает компания «Ти Йи Джиа». Но как только компании начнет преуспевать в Америке, ее поглотят такие конгломераты, как «Пепсико». Откуда я это знаю? Я спал па собраниях «Пепсико». Они собирают продукты питания со всего мира и продают в своих магазинах в Латинской Америке и в кинотеатрах всего мира. Они купят «Ти Йи Джиа», а «Ти Йи Джиа» не может конкурировать с ними, потому что где у них магазины?

Так что я считаю, что обычные экономисты не дали себе труда сесть и подумать. В глобализированном мире, где ваши рынки открыты, - а этот мир наступит, хотите вы того или нет - каково наше будущее? Пытаться конкурировать? Где? Что производить? Устройства? Какие устройства? Что бы мы ни делали, китайцы, индийцы или вьетнамцы будут делать то же самое.

НЕ ПРОЯВИМ ГОСТЕПРИИМСТВА К ТАЛАНТАМ - НЕ БУДЕМ РАЗВИВАТЬСЯ

- И все же мы до сих пор пытаемся создать себе имя, как промышленный центр, и входим в новые области, такие, как медико-биологические науки...

- Действительно, мы вступаем в такую активно развивающуюся область, как медико-биологические науки, но станем ли мы лидерами в открытиях в этой области? Нет. Мы обеспечиваем компаниям сохранность их открытий, защиту авторских прав, привлекательные условия жизни для их исследователей и ученых, условия для исследований и испытаний новых продуктов на нашем населении, потому что наши больницы хорошо ведут учет, и у нас есть разные расы и наборы генов.

Но и здесь мы не идем вслепую. Теперь китайцы также приводят в порядок свои больницы. И тестировать лекарства на китайцах компании будут в Китае, потому что у них больший объем китайских генов. Но у них нет защиты интеллектуальной собственности, а также у них нет индийцев, малайцев, европейцев и других, которые есть у нас, поэтому мы сможем продержаться 20, 30 или более лет. Я не думаю, что индийцы смогут привести свои больницы к мировым стандартам или обеспечить защиту интеллектуальной собственности за это время.

Нам приходится сталкиваться со свободным рынком в технологически глобализированном мире. Каждая страна сталкивается с этим. Это не может сделать Тайвань и Гонконг. А Шэньчжэнь может - не потому, что у них 7 миллионов жителей, а потому, что эти 7 миллионов происходят из 1300 миллионов. С кем нам приходится работать? С сингапурцами, которых 3,2 миллиона. Без опыта, который приносят имеющие разрешение на работу иностранные сотрудники, мы бы не смогли это сделать. Поэтому и в дальнейшем нам нужно привлекать таланты. Если мы не проявим гостеприимства к талантам, мы не будем развиваться. Это жизнь.

- Значит, вы считаете, что маленькая страна с небольшой численностью населения и ограниченными ресурсами обязательно испытывает недостаток критической массы, чтобы породить мирового лидера в промышленности, так что не стоит и пытаться?

- Да, если вы станете успешными, вас захватят. Выйдете на мировой уровень, и тут же окажется, что какая-то компания наблюдает за всеми подобными конкурентами.

- Но Финляндия произвела фирму Nokia, а в Швеции есть такая компанич, как Икеа. Похоже, эти компании далеко превосходят то, что может дать размер их стран.

- Хорошо... Швеция, Икеа. Нужно ли нам заниматься этим? Есть у нас древесина и дизайнеры? Шведы - хорошие дизайнеры, так? Исторические корни Nokia лежат и обществе, контролируемом Советским Союзом. В Финляндии 5 или 6 миллионов человек. Могут ли они в долгосрочной перспективе конкурировать с Кореей или Японией? Сколько у них умных людей с изобретательным, креативным мышлением?

Сравните с Японией и США. Японцы работают над каждым продуктом и постоянно его улучшают. Я пользуюсь электробритвой, и каждые полгода появляется новая модель. Иногда она становится ненамного лучше прежней, а все усовершенствования - просто уловки, так что я говорю: нет, мы это не купим. Но они постоянно над ней работают. Возьмите счеты - у китайцев они имеют две костяшки на каждом стержне в верхней части и пять костяшек на каждом стержне в нижней части, а у японцев одна и четыре соответственно, и они заостренные, чтобы не стучали. Они совершенствуют все - от палочек для еды до автомобилей.

С другой стороны, американская культура основана на принципе: начнем с нуля и победим всех. Поэтому я уверен, что американская экономика поднимется. Они уступили Японии и Германии в производстве, но у них появились интернет, «Майкрософт», Билл Гейтс, Dell и т.д. Они внезапно наполняют рынок и снижают цены, так что европейцы и японцы должны догонять.

Японцы первыми ввели систему управления запасами «точно в срок». Они экономят на марже, но американцы прорываются вперед с чем-нибудь совершенно новым. Какой тип мышления для этого нужен? Это часть их истории. Они пришли на пустой континент и сделали из него самое лучшее - убили индейцев и захватили землю и бизонов. Тем они и закончили - ты построишь здесь город и станешь шерифом, я буду судьей, ты полицейский, ты банкир, начинаем. И эта культура существует по сей день. У них есть вера в то, что им все по силам.

МЫ РЕШИЛИ СТАТЬ ОТКРЫТЫМИ И БРАТЬ ЛУЧШЕЕ

- В списке крупнейших всемирных корпораций Fortune500 присутствует достаточное количество небольших европейских государств. Сингапурских компаний там нет, но есть две финские и шесть шведских, а также 14 швейцарских.

- Во-первых, позвольте объяснить вам их преимущества. У них есть европейский рынок, не так ли? Евросоюз разрешает им использовать этот рынок. Поэтому у них более широкая база. Граждане Евросоюза могут пересекать границы, и им не нужен для этого паспорт или что-то еще. Поэтому если вы говорите «Швеция», это не значит, что предприниматель - швед. Все могут в этом участвовать. Все страны северной Европы взаимозаменяемы, они просто используют базу Швеции и начинают развитие оттуда. Датчане, шведы, норвежцы... это все один и тот же народ. Ирландия с ее количеством иммигрантов более космополитична, чем Сингапур. У них есть еще и огромная ирландская диаспора. Так что они черпают таланты из более широкой базы, а это огромное преимущество. В Сингапуре мы знаем, что существуют ограничения в Индонезии, Малайзии, Таиланде и Филиппинах. Где же наш рынок? Поэтому, имея такие проблемы в Сингапуре, мы должны остановиться и обдумать их. Экономисты и другие наблюдатели приезжают к нам и судят по тому, что происходит и других местах. Они говорят, что мы не взращиваем предпринимателей. Вот вопрос: можем ли мы дать достаточно предпринимателей, чтобы наша экономика развивалась? Гонконг и Тайвань не могут. Можем ли мы конкурировать с крупными экономиками в области исследований, не имея той же критической массы?

Если бы мы были евреями, возможно, смогли бы. У евреев больше ума на тысячу человек населения, чем у любой другой нации мира. Я читал в журнале The Economist, что когда российские евреи приезжали в Израиль, за ними наблюдали при выходе из самолета. Если у человека большой багаж, значит, у него контрабас, если средний, то скрипка, а если маленький, то труба. Если багажа почти нет, это либо пианист, либо ученый, везущий только документы. Таково качество людей, которых русские имели глупость выгнать. Они могли приносить пользу России.

К счастью, наша стратегия была успешной. Мы решили стать открытыми и брать лучшее. Когда Китай начал индустриализацию, они могли пойти по японскому или корейскому пути. Они не дураки. Они знали, что у них есть критическая масса и мозги. Они обучают своих людей на всем протяжении карьерной лестницы - лучшие школы, лучшие университеты, везде исследования. Что они делают? Пытаются создать собственную лучшую машину? Нет. Они приглашают к себе все транснациональные компании. Да, вы привозите свои устаревшие модели, но вы берете на работу наших инженеров, дизайнеров и рабочих. Китай сам по себе не может догнать Hyundai или Toyota. Но при таком изобилии своих лучших руководителей и исполнителей, работающих на транснациональные компании, они могут все соединить и создать свой «Лексус». Сегодня у них есть маленький Chery. Через 20 лет они создадут новый «Лексус» или «Мерседес-Бенц». В конце концов, они создадут реактивный самолет.

- Значит, что касается производства, Сингапур всегда будет зависеть от транснациональных компаний?

- Конечно.

- И наша экономика всегда будет обслуживать крупных транснациональных производителей?

- Посмотрите на наших соседей и сами сделайте вывод. Разве мы в Европе? Разве мы в регионе Тихого океана? Если бы мы были на Тихом океане, дело было бы безнадежно. Представьте, что мы на Фиджи... Кто летает на Фиджи? Раньше на Фиджи летали, чтобы попасть в Австралию. Теперь, с возможностью долгих перелетов, люди летают на Фиджи только за дешевым отдыхом. Если вы на Фиджи, как вы добьетесь успеха? Вот они и стали просто курортом для американцев. Пляжи с белым песком, приветливые люди, кокосы. Хорошие отели, построенные американскими компаниями, население обслуживает туристов.

Мы в Сингапуре, и в пределах 6 часов полета у нас есть рынок из двух с лишним миллиардов человек. Мы поднялись в течение жизни одного поколения. Как мы это сделали? Мы смотрели на окружающий мир и говорили: мы идем туда, мы напряжем все силы и доберемся туда. Как нам подняться еще выше? Не нужно конкурировать с Китаем или Индией там, где у них больше возможностей. Мы добиваемся успеха, оставаясь в маленьких нишах, сохраняя качества, которых у них нет, такие, как надежность, стабильность, защита интеллектуальной собственности и соблюдение законов. Этого у них не будет еще долгое время.

Если бы у меня был Шэньчжэнь в малайзийском городе Джохор Бахру, я думаю, мы бы сели и подумали, не стоит ли нам присоединиться? Я не шучу. Я не имею в виду, что все лучшие люди уезжают в Шэньчжэнь, но многие из лучших там. И там говорят на мандаринском, а не на кантонском диалекте китайского. Он изменился за то короткое время, с тех пор, как Дэн Сяопин открыл его в 1980 году (Шэньчжэнь стал особой экономической зоной 1 мая 1980 года). За 20 с небольшим лет он из маленькой деревушки превратился в огромный город с 7 миллионами жителей. Жители Гонконга приезжают туда сделать прическу, маникюр и сшить традиционную китайскую одежду чонсам. Гонконгские портные не могут конкурировать. Если бы Джохор Бахру стал подобным, нам пришлось бы сесть и подумать: куда мы идем?

С ТЕМ, ЧТО У НАС ЕСТЬ, МЫ ВСЕ РАВНО МОЖЕМ ДОСТИЧЬ ХОРОШЕГО УРОВНЯ ЖИЗНИ

- Ваши взгляды на ограничения местной промышленности в Сингапуре... В этом причина того, что многие говорят, что правительство Сингапура не дает достаточной поддержки местным предприятиям, потому что поддерживает транснациональные компании?

- Нет, нет и нет. Посмотрите, американские средние и малые предприятия не обращаются к правительству за поддержкой. В Кремниевой долине они идут в гараж, возятся с техникой и делают состояние. А если кто-то пытается получить государственную поддержку, или обучается менеджменту, или получает кредиты, значит, они никуда не годятся.

Запомните: не верьте, что парни наверху - это просто предприниматели. Это все мощные умы. Билл Гейтс, Майкл Делл, Джон Чемберс из «Сиско». Я знаком с ними, они очень способные люди. Где наши способные люди? В малом и среднем бизнесе? Нет, малый и средний бизнес (МСБ) подбирает таланты второго и третьего уровня. Первый уровень не будет на них работать. В этом нам повезло, верно?

Как это делает Малайзия? Они блокируют наш импорт и говорят: давайте, вы развивайте (нефтегазовую компанию) «Петронас» и развивайте «Протон». Но когда они начинали работать с «Протоном», я помню, что сказал мне Юрген Шремп. Он сказал: «Они обречены». Конечно, они были обречены, никаких шансов. Мир объединяется, а вы хотите создать маленькое собственное производство, когда все торговые связи открыты? Таиланд стал похож на Детройт в Юго-Восточной Азии, там делаются все запчасти и собираются машины. Как вы можете конкурировать? Поэтому, чтобы защитить «Протон», малайзийцы блокируют импорт и откладывают заключение соглашения о свободной торговле. Это национальная гордость, но можно ли спасти «Протон»? «Фольксваген» хочет его выкупить, но малайзийцы говорят «нет», они должны сохранить власть. Теперь эта компания по-прежнему убыточная. Мы бы сказали: «Выбросите эту компанию, потому что она застряла в самом низу автомобильной индустрии и обречена на провал».

- Критики малого и среднего бизнеса говорят, что это вопрос баланса. Правительство долгое время поддерживало транснациональные корпорации, и малый и средний бизнес заявляет, что если бы им уделяли хоть часть такого внимания и позволили нащупать области, где они могут конкурировать, то они стали бы сильнее. Возможно, мы не хотим конкурировать с такими компаниями, как «Кока-кола» и «Самсунг», но мы могли бы сделать что-либо меньшего масштаба в Азии.

- Сектор малого и среднего бизнеса развился, становясь изначально поставщиком для транснациональных компаний. Поэтому, если транснациональные компании переезжают за рубеж, малый и средний бизнес идет за ними. Они производят те промежуточные вещи, которые транснациональные компании не хотят производить. Так они учатся, так начинают расти. Транснациональные компании запускают производственные возможности нашего сектора малого и среднего бизнеса.

Посмотрите, когда мы начинали, у нас не было никакого производства. Ни один коммерсант не хотел заниматься производством. Поэтому мы создали Банк развития Сингапура (DBS). Банки не хотели ссужать деньги торговцам, исходя из того, что торговцы ничего не знают о производстве. Имело ли это успех? Хорошо, тогда мы открыли сталелитейную компанию NatSteel. Что мы можем сделать? Закупать сырье и развивать бизнес. Но для чего? Для строительства... для чего еще? Можете ли вы сравниться с производством железа и стали в Корее или Китае? Сейчас Китай - крупнейший производитель железа и стали. В Японии работают высокотехнологичные сталелитейные заводы. И, в любом случае, будет огромное загрязнение окружающей среды. Я ездил в австралийский город Перт, там рядом крупная шахта железной руды. Я поехал посмотреть. Там присутствовала австралийская горнодобывающая компания, которая хотела устроить на наших островах Убин или Теконг перевалочный пункт для хранения руды и сэкономить на перевозке. Я посмотрел на это только один раз и сказал: «Нет. Исключено». Вся область Чанги будет покрыта этой пылью.

Мы исследовали все. Хотите заняться легковыми автомобилями? Мы собирали автомобили. Мы собирали холодильники и кондиционеры. Вы хотите делать кондиционеры и усовершенствовать их, как делают японцы? Возьмите пульт дистанционного управления... управление скоростью, клик, клик, вентиляторы вращаются быстрее или медленнее. Вы можете это сделать? Никогда. Посмотрите, какие проблемы были у компании Creative (cингапурский производитель напитков). «Йоу Хиап Сенг» имел большие проблемы в Китае, потому что они столкнулись с конкуренцией. Китайцы говорят: «Ах, вот каков ваш чай с хризантемой. Мы его улучшим». Так что, когда компания «Йоу Хиап Сенг» делает свой чай с хризантемой и экспортирует его туда, он стоит дороже. Могут ли они конкурировать? Где их исследования? Это невозможно, будем реалистами.

- Мы все очень расстроились...

- Нет, я не расстраиваюсь! Я реалист. Я утверждаю, что это наши возможности, и это конкуренция, с которой мы сталкиваемся. С тем, что у нас есть, с нашими активами и возможностями, мы все равно можем достичь хорошего уровня жизни, если будем реалистами.

ВОПРОС СТОЯЛ О ТОМ, СМОЖЕТ ЛИ СИНГАПУР ВЫЖИТЬ СРЕДИ СОСЕДЕЙ

- Итак, значит, у нас нет критической массы, чтобы стать производителями лучших в мире вещей, или стать лучшими инноваторами. Тогда в чем наше конкурентное преимущество? Возможно, это наша способность обеспечить нужную инфраструктуру, власть закона, систему управления. Но достаточно ли этого для нашего развития?

- Если бы мы не имели этого, что бы с нами произошло?

- Да, но раз мы имеем эти качества, достаточно ли их для дальнейшего развития?

- Это те основы, которые отличают нас от соседей. Когда я начинал, вопрос стоял о том, сможет ли Сингапур выжить среди соседей, у которых больше природных ресурсов, человеческих ресурсов и пространства. К тому же мы зависели от них в вопросах торговли, потому что мы были перевалочной базой. Поэтому, обдумав это и обсудив с коллегами, я решил, что мы должны стать другими. Мы должны дифференцировать себя от них, или мы погибнем.

Как мы дифференцировали себя от них? Они не обладают чистой системой, мы управляем чистой системой. Их власть закона ненадежна, мы же придерживаемся закона. Если мы пришли к соглашению или приняли решение, мы строго придерживаемся его. Мы стали надежными в глазах инвесторов. Инфраструктура мирового класса, обслуживающий персонал мирового класса, все образование на английском языке. Хорошее сообщение по воздуху, по воде, по кабелю, по спутнику, а теперь и через интернет. Этим мы отличаемся от всех остальных в этом регионе. Вы хотите работать в Бангкоке? Вы уверены, что аэропорт будет открыт? Хотите поехать в Куала-Лумпур? В Джакарту? В Манилу? У вас такое дорогое оборудование, где вы хотите его разместить?

Посмотрите на (нефтехимический центр) Джуронг Айленд. У нас мало земли, поэтому мы добавили там земли. Мы сначала насыпали землю, а теперь будем копать подземные пещеры (для хранения нефти). Зачем? Потому что у нас надежная страна, на нас можно положиться. У нас правит закон, мы никогда не нарушаем слова. Мы поддерживаем стабильность, спокойствие на производстве, и нам можно полностью доверять. Вы хотите вложить деньги в Китай. Да, но только при условии, что китайцы вложат столько же, а вы находитесь под контролем. А у нас все будет принадлежать вам. Компания «ЭксонМобил» вкладывает дополнительно 4 миллиарда долларов США в постройку нефтеперерабатывающих мощностей. Председатель Совета директоров компании Рекс Тиллерсон привезет весь совет посмотреть на это место. Он попросит меня встретиться с советом. Для чего? Чтобы совет понял, что его решение было верным. Воссоздать Сингапур непросто, и если его разрушить, возможно, построить заново уже не получится.

- Вы считаете, что исследования и разработки необходимы для развития страны?

- Да, точно.

- И вы, кажется, исключили их из жизнеспособных элементов, необходимых для Сингапура...

- В производстве.

- Но этот сценарий не совсем сочетается с тем, что пытается делать само правительство, а именно - уделять больше внимания исследованиям, разработкам и инновациям. Согласно нескольким последним исследованиям Сингапур занимает первое место по инновациям. Я бы предположил, что, если мы хотим развивать исследования, разработки и инновации, одним из способов могла бы стать поддержка малого и среднего бизнеса, наших собственных компаний...

- Но где исследовательские умы? Я однажды разговаривал с главой отдела исследований и разработок компании «Филипс» (нидерландский гигант в области электроники). Он приезжал сюда 15 или 20 лет назад, и я никогда не забуду, что он мне сказал. Он говорил очень откровенно и сказал, что когда проводишь исследования, ум должен быть нацелен в одну точку, пока не произойдет прорыв, и ты не увидишь свет в конце тоннеля. Ты все копаешь и копаешь и никогда не сдаешься.

Знаете ли вы сингапурца, который бы так делал? Его мама, папа, братья, сестры, дяди - все в финансовом бизнесе, сделает ли он много денег по сравнению с ними? Некоторые работают врачами или юристами. Они скажут: «Заниматься исследованиями... А что это?» Создавать лекарства, как «Пфайзер», «Мерк», «ГлаксоСмитКляйн»? Сможете ли вы превзойти их, ведь у них десятки тысяч исследователей по всему миру?

Я встречался с главой (фармацевтической компании) «Новартис», он швейцарец и очень верит в Сингапур. Я сказал: «Вы знаете, мы пытаемся заниматься исследованиями». Он ответил: «Это очень сложно. Нужен большой запас талантов. Мы перенесли исследования из Швейцарии в Бостон. Там есть семь или восемь университетов, со всеми ними мы сотрудничаем одновременно». Запас талантов есть не только в «Новартис», но и вокруг Бостона, где преподают и занимаются исследованиями лучшие умы.

Поэтому я испытываю серьезные сомнения, когда предлагают заняться медико-биологическими науками. Это был план Филиппа Ео. Я сказал: «Послушайте, а где талантливые умы? Что бы мы ни сделали, сделают и китайцы, и индийцы, и вьетнамцы. Как нам конкурировать?»

Тогда Филипп Ео заявил, что мы можем привезти талантливых людей из-за рубежа и платить им стипендии. Останутся ли они? Что ж, давайте попробуем. Сюда приезжают не «киты» или выдающиеся ученые, которые останутся только до тех пор, пока мы финансируем исследования. Но если приезжающие со всего мира, а особенно из Азии, стипендиаты, которых мы посылаем защищать диссертации, вдруг уедут обратно в свои страны, это будет для нас проблемой.

Поэтому мы надеемся, что они осядут здесь, женятся на местных или на представителях своего народа и останутся здесь, потому что здесь лучше, чем в Китае, Вьетнаме или Индии. Они нужны нам. И они сделают это, потому что какая у них есть альтернатива? У сингапурца есть такая альтернатива. Он может стать юристом, врачом, бухгалтером, банкиром, брокером, заниматься недвижимостью. Но он скажет: «Вы хотите, чтобы я нашел лекарство от этой болезни? Можно потратить на это всю жизнь и ничего не найти!»

ПОСМОТРИТЕ НА ВСЕ УСПЕШНЫЕ КОМПАНИИ, ГДЕ КЛЮЧ К ИХ УСПЕХУ?

- Но кроме надежды, что эта группа останется и пустит здесь корни, что еще можно сделать в поддержку наших компаний, так, чтобы такие сопутствующие эффекты, как передача знаний и другие, также перешли и в сферу компаний, а касались не только трудовых ресурсов?

- Чтобы были сопутствующие эффекты, нужны люди с мозгами, способные их воспринять! Филипп Ео был направлен в (агентство по развитию предприятий) «Спринг Сингапур», чтобы сформировать сектор МСБ. И первое, чем он вынужден заниматься, это объяснять основы управления и как правильно вести бизнес. Что делают сингапурцы, когда начинают заниматься бизнесом? Они открывают магазин, потому что считают, что это и есть бизнес. Открывай магазин или ресторан, покупай и продавай. Что еще они делают? Посмотрите на нашу историю, что мы сделали?

Тайваньцы попробовали и бросили, они не могут конкурировать. Корейцы пытаются, их 50 с лишним миллионов, и они не дураки. Они нанимают японских экспертов, которых сократили или с которыми они познакомились в колледже, и теперь они добились некоторых прорывов. Они пытаются делать автомобили, телевизоры с плоским экраном и мобильные телефоны. Я встречался с руководителями их чеболей (южнокорейская форма финансово-промышленных групп. - Прим. перевод.), спрашивал их, как они добились своего положения, и они объясняли это мне. Они учились в университетах Японии, там работали их ровесники. Так что они предлагали этим японцам более высокую зарплату и привозили их в Корею, где они передавали свои знания.

Можем ли мы делать так же? Может ли наш малый и средний бизнес делать так же? Когда вы говорите о передаче, подумайте, кому передавать? Передавать нужно другому «вместительному сосуду», так? (Министр транспорта) Раймонд Лим предлагает приватизировать авиакомпанию «Сингапур Эйрлайнз». Я говорю: «Хорошо». Но кому? Какая корпорация сможет поддержать и обеспечить такое руководство, чтобы авиакомпания всегда работала хорошо и не теряла деньги? Компании «Фар Ист Холдинге»? Нет опыта. Компания Онг Бенг Сенга «Хотел Пропертиз»? Нет. Банки? Нет. Так кому можно передать эту компанию?

Мы пытаемся, но пока у нас не будет достаточно умных людей, чтобы управлять такими компаниями, это невозможно. Посмотрите на все успешные компании, где ключ к их успеху? Это мозги. Мыслитель, хороший менеджер, хорошие инноваторы.

- И вопрос, касающийся этой модели, основанной на транснациональных компаниях... Мы говорили о необходимости ее дальнейшего существования, а есть ли у этой модели слабые места, которые вас беспокоят?

- Слабость в том, что крупнейшие транснациональные компании могут не прийти к нам, и у нас останутся транснациональные компании второго уровня, которых победят крупнейшие транснациональные компании, которые основались в таких странах, как Вьетнам, потому что там дешевле и лучше, и тогда сингапурская продукция не сможет конкурировать с вьетнамской.

Что мы можем предложить? Не более дешевую землю или рабочую силу, а более качественную инфраструктуру, которая оправдывает более высокие затраты. Вьетнамцы очень умные. Мы видим это по студентам, которым даем стипендии. Они догоняют нас: зарплаты у них составляют одну треть наших, цена на землю - одна четверть нашей. Поэтому мы вынуждены предлагать то, чего нет у них: стабильность, безопасность, хорошую связь, хорошее здравоохранение, образование для детей, потому что руководство высшего звена хочет, чтобы дети были с ними и получали хорошее образование. Мы уже продвинулись в этих областях, и Сингапурская американская школа (САШ) - это лучшая американская школа в этом регионе.

- Как нам преодолеть слабые места?

- Нужно просто быть впереди, чтобы быть привлекательными для лучших транснациональных компаний. Сейчас в Сингапуре около 4000 индийских и 4500 китайских фирм. Отсюда они будут распространяться по региону. Они используют Сингапур как базу и берут наших людей, когда выходят на уровень региона, потому что не знают этот регион так же хорошо, как мы. Наши люди хорошо знают регион, говорят на иностранных языках и могут помочь им продвинуться. Это наша роль. Мы - посредники.

В долгосрочной перспективе мы в лучшем положении, чем Гонконг, потому что у нас нет соседей, которые перегнали бы нас по качеству образования, рабочей силы и инфраструктуры. Шанхай уже сравнялся с Гонконгом по инфраструктуре. Но им не хватает знания английского языка и обслуживающего персонала. Еще через 15 - 20 лет у них это будет. То же происходит и в Шэньчжэне. Гонконгский секретарь по вопросам труда спросил меня: «Зачем вы сохраняете свою промышленность?» Я ответил ему, что промышленность дает рабочие места. У Гонконга есть соседи, которые всегда внесут улучшения в промышленность и обгонят вас. А нашим соседям трудно будет угнаться за уровнем обучения и мастерства наших рабочих.

- Азиатскую - не только сингапурскую - модель роста критикуют также за то, что мы слишком полагаемся на Запад в качестве потребителя нашей продукции. Как нынешний экономический кризис повлиял на устойчивость сингапурской экономической модели, если учесть, что Америка больше не может быть тем всемирным покупателем, которым она была раньше?

- Позвольте мне вернуться к основам. Станет ли мир ужасным печальным мостом, полным протекционизма и всеобщего экономического упадка? Если да, то с нами со всеми будет покончено. Поступят ли так американцы? Нет, потому что более чем на 50 процентов доходов их крупных компаний зависят от внешних рынков.

Я не пессимист. Я не знаю, сколько продлится этот спад. Возможно, если глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке прав, и они проведут санацию банков, к 2010 году американская экономика оправится и начнет медленно расти. Если Бернанке ошибается, это может затянуться до 2012 или 2013 года, но Америка оправится. Они говорят о сохранении рабочих мест. Вы сохраняете свои рабочие места, американцы сохраняют свои, японцы свои и т.д. Так американцы действительно придерживаются другой модели и надеются только на местных поставщиков и внутренний рынок? Нет. Технологии уже открыты и распространены. Если вы не используете преимущества технологий и свободной торговли, ваши конкуренты будут их использовать и победят вас. 

КОГДА У НАС СЛУЧАЮТСЯ КАТАСТРОФЫ, ПРАВИТЕЛЬСТВУ ДО НАС НЕ ДОБРАТЬСЯ

- Поскольку Америка и Европа будут переживать упадок следующие несколько лет, многие заговорили о потенциале внутриазиатской торговли, о продукции, произведенной в Азии и для Азии. Как Вы оцениваете потенциал внутри-азиатской торговли? Считаете ли Вы, что на нее можно рассчитывать в будущем?

- Что ж, это для нас это дополнительный козырь, но помните, что средний потребитель в Азии еще не настолько богат и расточителен. Китайцы еще более бережливы, чем мы. Мы десятилетиями откладываем почти 50 процентов нашего заработка, поэтому у нас и есть сегодня эти ресурсы. Китайцы откладывают больше, потому что им приходится рассчитывать на собственные ресурсы в случае наводнений, несчастных случаев, землетрясений, неурожаев и войн.

Я расскажу вам интересный случай, чтобы вы поняли их менталитет. Когда я ездил по одному из районов Китая с министром по космическим исследованиям, из-за игры в гольф у меня не двигалось левое плечо. Я упомянул, что больше не играю в гольф. Министр сказал: «Я пришлю Вам одного парня, он вылечит Ваше плечо». Я сказал: «Не беспокойтесь. Мой хирург-ортопед сказал, что плечо уже не вылечить». Но он все-таки прислал того человека (теперь он уже умер). И я каждый день по 45 минут в течение шести недель сидел на кушетке в своем кабинете, а он лечил меня. Что же было делать? Я проводил время в разговорах с ним.

В то время недалеко от Шанхая было наводнение. Я сказал: «Какое несчастье. Вам нужно попросить о помощи». Он возразил: «Помощь? Когда она придет? Помощь может прийти в Шанхай, а как добраться до деревень в верховьях?» Он сказал, что в Китае каждый город, каждая деревня имеют небольшую возвышенность, где хранятся необходимые припасы: соль, рис, одеяла, все остальное, чтобы пережить несчастье. «Когда у нас случаются катастрофы, правительству до нас не добраться, мы должны помогать себе сами. Мы научились заботиться о собственном выживании в экстренных случаях».

Что делают китайцы, когда у них появляются деньги? Они откладывают. Если у них будет достаток на протяжении, скажем, двух или трех поколений, они могут взрастить новое поколение, более склонное к тратам. Но я не верю, что еще на протяжении 30 или 40 лет они будут способны тратить, как американцы. Они будут откладывать, будут строить дома, будут покупать то, что со временем возрастет в цене. Да, они будут тратить, но только на самое необходимое. Поэтому возможная помощь Китая и Индии для нас весьма ограничена. В странах АСЕАН чуть больше тратят некитайцы. Но посмотрите на китайцев в Малайзии или Индонезии - они откладывают, потому что помнят о внезапных катастрофах и отсутствии помощи от правительства.

 

Источник: «БИЗНЕС ONLINE»

Реклама
Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home