Реклама
Политика

Роль Азербайджана в кавказской политике

1232

Азербайджан в данный момент не принято считать ключевой страной Кавказа. Хотя в последние годы внимание мировой общественности было сосредоточено больше на Грузии с её неугомонным президентом Саакашвили, на самом деле потенциал Азербайджана позволяет рассматривать эту страну как возможно главного игрока среди закавказских стран. По демографическим показателям полвека назад население Азербайджана чуть превышало население Грузии или Армении, но сегодня оно больше, чем население этих стран вместе взятых. Азербайджанцы в значительном количестве проживают в соседней Грузии, причём в районах, окружающих столицу Тбилиси. В северо-западных районах Ирана живут миллионы этнических азербайджанцев. Пока Иран не так активно участвует в кавказской политике, как Россия или Турция, но в случае более интенсивного вовлечения этой исламской республики в дела региона фактор иранских азербайджанцев будет играть большую роль.

КАРАБАХ

В начале 90-х годов Азербайджан был втянут в военный конфликт с соседней Арменией, в которой потерпел поражение и лишился контроля над Нагорным Карабахом. Во второй половине 90-х Азербайджан приступил к осуществлению нефтяных проектов, что стабилизировало его положение. В страну пришли иностранные нефтяные компании, прежде всего западные. Был построен нефтепровод Баку – Джейхан и газопровод Баку – Эрзерум. Возглавивший страну в 1993 году Гейдар Алиев создал стабильную политическую систему, имеющую характер восточной автократии. В такой системе центральной фигурой является президент, который собирает вокруг себя политическую элиту, влиятельные кланы и не только выступает арбитром для них, но и реально управляет страной. Сын Гейдара Алиева Ильхам сравнительно безболезненно принял власть после смерти отца.

Внешняя политика Г. Алиева отличалась умеренностью и прагматизмом. Азербайджан вступил в СНГ и подписал немало договоров в рамках этого объединения, в то же время входит в состав так называемого ГУАМа, который считался некой альтернативой СНГ. Ильхам Алиев продолжает осторожную внешнюю политику отца. Азербайджан сотрудничает с западными странами, с Израилем, но в то же время, в отличие от Грузии, не заявляет о намерении вступить в НАТО или другие евроатлантические структуры.

Казалось бы, для Азербайджана всё идёт прекрасно. Ему надо лишь ждать, копить военные силы, материальные средства, которые в избытке поступают от продажи нефти и газа; однако на деле всё гораздо сложнее. Нефтяные резервы Азербайджана не так уж велики. Крупные месторождения, из которых сейчас идёт главная добыча, открыты ещё в 80-е годы. После этого новых гигантских месторождений разведано не было. Добыча нефти достигнет пика во втором десятилетии 21-го века, а потом начнёт снижаться. А прирост добычи газа из месторождения Шах-Дениз не сможет полностью компенсировать снижение нефтедобычи. Истощение нефтяных резервов вызовет уменьшение интереса западных стран и компаний к Азербайджану.

При таком раскладе для Азербайджана имело бы смысл форсировать события и приступить к разрешению конфликта с соседней республикой уже в ближайшие годы. При этом действовать военным путём почти невозможно. Крупные региональные державы, прежде всего Россия и Иран, отнюдь не заинтересованы в возобновлении кровопролития на Кавказе и не позволят Баку начать активные военные действия.

Учитывая географическое расположение стран (то, что Россия и Иран «нависают» над территорией Азербайджана с двух сторон), единственным военным коридором для Азербайджана остаётся Грузия, чтобы ввозить через неё оружие и боеприпасы. Но ситуация в Грузии слишком хрупка, и эта страна не сможет выполнять роль военного транзитного коридора между Азербайджаном и Турцией. Да и сама Турция, учитывая её сближение в последние годы с Ираном и Россией, вряд ли пойдёт на такой подрыв ситуации на Кавказе. К тому же война может привести к прекращению экспорта нефти из Азербайджана, что обрушит экономику этой страны.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА СТРАНЫ

Политическая система Азербайджана, хотя и стабильна, но является авторитарной и негибкой. Азербайджан практически лишён так называемой европейской перспективы. Создание реальной многопартийности в этой стране в ближайшее время выглядит весьма сомнительным, так как это разрушит стабильность. Поэтому местная оппозиция, особенно прозападная, обречена оставаться слабой. Ильхам Алиев пока сравнительно молод, и его власти ничего реально не угрожает.

Но возникает вопрос: что будет дальше? Никто не может править вечно, а в наше время, в эпоху революций, всё меньше возможностей остаётся для того, чтобы один человек оставался президентом долгие десятилетия. Гейдар Алиев создал политическую систему, в которой его сыну удалось без потрясений взять «наследственную» власть. Но повторение этого сценария маловероятно. Нынешняя политическая система в Азербайджане потому и не имеет внятной перспективы, что приход к власти другого клана и другой «династии» будет сопровождаться перекройкой политической элиты страны, денежных потоков и прочего, а это может вызвать нестабильность и даже гражданскую войну.

В Азербайджане нет и правящей партии, которая имела бы свою собственную, отличную от правления клана Алиевых историю. Партия «Новый Азербайджан» была создана при Гейдаре Алиеве и не имеет какую-либо независимую ценность или идеологию – в отличие, например, от Сирии, где партия «Баас» имеет собственную историю и влияние.

Таким образом, максимум к середине следующего десятилетия может наступить кризис политической элиты. К этому же времени произойдёт уменьшение роли Азербайджана как нефтяной державы. Карабахская проблема, вероятно, останется нерешённой, если не случится какого-то чуда. Всё это сулит мрачные перспективы Азербайджану, если страна не задействует какие-нибудь новые ресурсы.

РЕСУРСЫ

Что за ресурсы могут быть у прикаспийской страны, кроме нефти и газа, которые не бесконечны? Думается, что главный и единственный ресурс Азербайджана – его население. Но в Азербайджане население пока социально и идеологически пассивно. Наука, технологии, инженерная мысль пока сильно отстаёт от современного уровня. Пассивность населения оборачивается постоянными этническими конфликтами, когда очень легко натравить людей друг на друга по этническому признаку и тем самым дать им ложные ориентиры.

Суммируя вышесказанное, можно сделать вывод, что в случае активизации населения Азербайджана и появления у него некой идеологии или морально-политического ориентира демографический ресурс этой страны может быть эффективно задействован. Видимо, это можно сделать только в том случае, если азербайджанцы активно вернутся к Исламу.

РОЛЬ ИСЛАМА

Хотя Азербайджан давно не является советской республикой, где атеистическая пропаганда была частью официальной политики, а исламские институты – например, Духовное управление мусульман Кавказа и др., – оставались лишь формальными учреждениями при власти, пока что в Азербайджане мало что изменилось в этом плане. Нынешний режим (ещё со времён Гейдара Алиева) проводил и проводит подчёркнуто светскую, секуляристскую политику, направленную на полное отделение политики от религии. Это позволяло режиму сохранять стабильность, привлекательность для западных инвестиций и возможность налаживания связей с Россией и Западом. Однако по мере приближения к исчерпанию ресурсов нынешней политической системы стабильность будет превращаться в безжизненность и обречённость. Нынешний режим не может воспроизводиться бесконечно, так, как произошла передача власти в 2003 году от отца-президента к сыну. Через какое-то время, предположительно через несколько лет, понадобится внедрение другой политической системы, которая сможет быть стабильной в долгосрочном плане.

Однако в Азербайджане практически невозможно ввести обычную западную политическую систему в виде парламентской и даже президентской или смешанной, президентско-парламентской республики. Менталитет населения, исторические традиции, географическое расположение исключают это. Даже в Турции, которая входила в НАТО с 1952 года, парламентская система исторически встречала огромные трудности, результатом чего были многочисленные военные перевороты. Лишь к началу 21-го века, после того, как в Турции стали возрождаться исламские принципы, эта система как-то стабилизировалась. Но это стало возможным именно и только после мощного вторжения в политическую систему страны такого фактора, как Ислам. Ислам стал «цементирующим раствором» турецкой политики, роль которого прежде играли военные, приверженцы идеологии «кемализма».

В Азербайджане сейчас проводится политика, которая напоминает «кемализм» в мягкой форме (без активного участия военных, роль которых в Азербайджане играют спецслужбы и органы правопорядка). Однако эта идеология практически исчерпала себя в Турции и, по нашему мнению, не имеет большого будущего в других мусульманских странах, в том числе в Азербайджане (а также в странах Центральной Азии).

Можно искусственно сконструировать политическую систему, напоминающую европейскую или американскую, создав с помощью директивы две партии, обе из которых будут фактически провластными, но будут как бы играть друг против друга. Однако эта система вряд ли будет обеспечивать такую стабильность, как обеспечивает сейчас, по сути, однопартийная система в Азербайджане и в странах Центральной Азии (кроме Киргизии). Почему однопартийная? Потому что все другие партии, кроме правящей, в таком раскладе не имеют никаких шансов на победу в выборах.

Главная проблема стран постсоветского пространства состоит именно в отсутствии реальной идеологии, которая бы скрепляла общество и политическую систему. Идея независимости не может быть такой идеологией, потому что она недостаточна. Ведь существование этноса в рамках независимого государства не может быть самоцелью. А насаждение идеологии этнического или государственного национализма, пантюркизма (в случае тюркских народов), панславизма, кланово-племенной солидарности и т. д. может привести к конфликтам, столкновениям на межэтническом и межгосударственном уровне, что ведёт к нестабильности и развалу политической системы. В таких условиях единственной действенной и эффективной идеологией, которая может стать связующим звеном общества, определить образ жизни, ориентацию в мире, является Ислам.

После распада Советского Союза, особенно в последние годы, усилилось проникновение на постсоветском пространстве идей радикального Ислама, так называемых «ваххабизма» и «салафизма». Это происходит именно из-за идеологического и мировоззренческого вакуума в этих странах. Пустую нишу заполняют простые на вид, но деструктивные по сути течения; это касается не только радикальных течений в рамках Ислама, но и различных тоталитарных сект, прикрывающихся христианством. Этот путь ведёт к дальнейшему разрушению общества, но на его месте возникают не полноценные, саморегулирующие и живущие по религиозным заповедям общины, а различные маргинальные секты.

Если вернуться к ситуации в Азербайджане, то специфика этой страны состоит в том, что большинство верующих принадлежит к шиитскому направлению, в отличие от других тюркских народов на постсоветском пространстве. Но при этом азербайджанцы в последние годы установили тесные отношения с Турцией.

В свою очередь, в Турции тоже идут процессы исламского возрождения. В этой стране не приобрели большой популярности «салафизм» и «ваххабизм», зато сильны позиции умеренных суннитов. Одновременно с этим Иран медленно, но верно поворачивается лицом к кавказским проблемам. Вовлечённость Ирана в региональную политику будет, по-видимому, возрастать. Поэтому у Азербайджана открывается возможность начать одновременное сближение с Турцией и Ираном при активизации умеренного религиозного фактора в самом Азербайджане. На наш взгляд, именно такая политика будет выбрана в ближайшие годы азербайджанской элитой, кто бы ни был в её составе, потому что другой возможности избежать исчерпания ресурсов авторитарного режима не существует.

Что касается России, в случае если руководство страны больше внимания уделит работе с мусульманскими лидерами и сможет позиционировать Россию как в том числе и исламскую страну, то она имеет шансы полноценно включиться в разворачивающиеся на Кавказе процессы.

Георгий Векуа

Реклама
Социальные комментарии Cackle
Home