Реклама
История

Убыхи – кавказский народ, ушедший в историю

20817

Убыхи – кавказский народ, ушедший в историю

Убыхи – кавказский народ, ушедший в историю

Среди коренных народов Западного Кавказа можно выделить один особый, близкородственный и абхазам, и адыгам, и в равной степени самостоятельный и сохранявший свою независимость – убыхов.

Убыхи жили на прибрежной и горной территории между реками Шахе и Хоста, гранича на западе с адыгским племенем шапсугов, а на востоке – с западноабхазскими племенами. Как самоназвание у убыхов бытовали «туахъы» и «абза» (отсюда, вероятно, и турецкий и арабский термин «абаза», распространявшийся не только на жителей Абхазии, но и на большую часть населения от р. Ингур до Анапы).

Убыхи разделялись на несколько обществ, тесно связанных и постоянно контактировавших друг с другом – собственно горные убыхские общества (верховья р.Сочи), Субешх, или Субаши, (нижняя часть бассейна р.Шахе), Вардане (приустье р.Лоо), Саше, или Соча, (территория современного г.Сочи – от этого слова и происходит название города), а также более малочисленные Хизе, Псахе, Хамыш. В ряде обществ с убыхами совместно проживали шапсуги (Субешх) и абхазы-садзы (Хамыш). В убыхских обществах руководство осуществляли князья. Так, в горских обществах и в Субешх несомненных авторитетом пользовался род Берзек, в обществе Саше главенствовали Аублаа (Облагу), а в Вардане – Дзиаш (Дзейш).

Народ убыхов не отличался большим числом – средние цифры всего населения составляли примерно 25-40 тысяч (однако, по данным А. Берже с 1858 по 1865 год в Османскую Турцию выселилось убыхов 74456 человек). Но, несмотря на малочисленность, они славились необычайной организованностью и воинственностью. Согласно высказыванию графа и царского генерала М.Т.Лорис-Меликова «воинственное и предприимчивое племя убыхов… пользовалось всегда особым значением у прочих соседей своих. У горцев существует и поныне поверие: чтобы быть храбрым, надо пожить и поучиться у убыхов».

В древние времена убыхи исповедовали традиционную религию с монотеистической основой и значительным влиянием греческого христианства. Но постепенно, под влиянием вернувшихся из Ближнего Востока земляков-мамлюков и османов, обосновавшихся в Причерноморье, убыхи становятся мусульманами, хотя и с сильным влиянием старого мировоззрения и народной мифологии. Об этом однозначно свидетельствует о, что многие из их лидеров в первой половине XIX в. совершали хадж в Мекку (убыхские лидеры Хаджи Керантух Берзек в 1839, Хаджи Исмаил Берзек в

1846 году). Однако уже в конце XVIII в. убыхи хоронили по исламской традиции – сохранилась эпиграфическая надпись на могильной плите из Сочи: «Барзека Мухаммед-аги умершая дочь Хавва. Душе ее Фатиху! 1207 г.» (т.е. 1792-1793 годах). В это время убыхи уже выполняли намаз, о чем свидетельствует факт наличия молитвенных ковриков, описанных польским революционером Теофилом Лапинским (Тевфик-беем), находившимся среди коренного населения Причерноморья (он обратил внимание на орнамент этих ковриков, напоминавший по форме крестообразные фигуры). Интересный факт – в ответном письме на письмо из военного лагеря царских войск убыхи, наряду с требованиями, называли «…казанских и других татар» своими братьями по вере. При этом необходимо заметить, что убыхский род Аублаа (по мнению абхазского ученого Ш.Д.Инал-ипа, имевший абхазское происхождение) всегда пользовался почетом и уважением и считался (и считается у абхазов по сей день) потомками Пророка (с.а.в.). В современном абхазском языке слово «убых» отсутствует и оно обычно заменяется словом «Аублаа». Абхазы говорят – «Аублаа п.ааимбароуп», т.е. «Аублаа – пророки». Существует предположение, что, скорее всего, он связан с сайидами – потомками пророка Мухаммеда (с.а.в.). Вероятность этого очень высока, т.к. во второй половине первого тысячелетия нашей эры на Кавказе происходило значительное влияние арабо-мусульманской цивилизации (миграции, о чем свидетельствуют сохранившиеся легенды, войны Халифата с Хазарским каганатом). По версии известного турецкого исследователя абхазского происхождения Омера Бейгуаа (Буюка) род Аублаа связан с пророком Ибрахимом (а.с.). Но интересно, что в этом случае употребляется слово «п,ааимбар» (персидско-турецкое «пейгамбар»), которое стало использоваться персами (а позже и турками) только после принятия ислама и означало именно пророка Мухаммеда (с.а.в.), и только в случае добавления имени могло применяться по отношению к другим пророкам (Муса пейгамбар, Иса пейгамбар). Именно так оно и попало в абхазский язык, и то, что именно эта лексема (а не более древняя, из доисламского периода) употребляется в данном случае, связывает род Аублаа именно с исламскими корнями.

Кавказская война, распространившаяся и на Причерноморье, только способствовала общей консолидации и укреплению убыхского племени в исламе. Одним из основных лидеров убыхов в первой половине XIX в. был Хаджи Исмаил Берзек, глубоко верующий мусульманин, который всеми силами сопротивлялся имперской интервенции. В 1846 г. он погиб, возвращаясь из хаджа в Мекку. После смерти Исмаила Берзека лидером убыхов стал его племянник Хаджи Керантух (Керендук) Берзек.

С 1848 под воздействием проповеди Магомед-Эмина, наиба имама Шамиля на Западном Кавказе, все большее влияние среди убыхов приобрел «мюридизм». Вместе с адыгским племенем абадзехов, они стали одними из самых преданных сторонников этого движения (тесно связанного с тарикатом Накшбандийя и дагестанскими шейхами), которые не оставляли Магомед-Эмина в самые тяжелые минуты. По видимости, такой успех, в определенной степени, был сопряжен с мировоззрением убыхов, среди которых князья скорее были лидерами, чем правителями, и которым были близки идеи всеобщего социального равенства мусульман и отказа от феодальной зависимости. Магомед-Эмин смог реорганизовать войско, ввести законы шариата, благодаря чему на землях адыгских, убыхских и западноабхазских племен появились 12 махкама, включавших в себя мечеть, медресе, зиндан для преступников, жилые и хозяйственные помещения, здесь же проходили народные собрания и суды. Убыхи, постоянно совершающие походы против регулярных частей царской армии, продолжали быть одной из главных проблем имперской администрации на Западном Кавказе. В 1859 г. после пленения имама Шамиля, капитулировал и Магомед-Эмин. Но убыхи не теряли духа и продолжают активные действия. В июне 1861 г. недалеко от Сочи убыхи вместе с абадзехами и представителями западноабхазских обществ собрали меджлис «Великое и свободное заседание», в долине реки Псахе руками убыхов, абадзехов, шапсугов и абхазов-садзов выстроились здания меджлиса, мечеть, здание суда. Усилиями убыхского вождя Хаджи Керантуха Берзека фактически делается попытка реконструировать тип общественного управления на основе шариата, который устанавливал Магомед-Эмин. В состав заседания также вошли такие убыхские и адыгские лидеры, как Карабатыр Заноко, Исмаил Баракай-ипа Дзиаш, Хасан Эфенде Бидж. По повелению меджлиса учреждены в нашем крае 12 округов. В каждом округе определены муфтий и кадий, а также мухтар (старшина). Однако, окончание войны в Дагестане и переброска сил на Западный Кавказ сделала силы неравными – в мае 1864 г. Кавказская война завершилась победным парадом царских войск в урочище Кбааде (Красная поляна). Убыхи оказались перед фактом вынужденного выселения на землю Халифата – в Османскую Турцию…

Турецкие судна, заполненные тысячами убыхов покидали родную землю. Страдающие от голода и болезней, многие из них погибли в дороге и на турецком берегу, во время карантина. Именно убыхи стали основными героями художественных произведений, посвященных драматичным событиям времен переселения мухаджиров: романа Баграта Шинкуба «Последний из ушедших» и повести Даура Зантария «Судьба Чу-Якуба». Судьба этого народа даже более трагична, чем судьба адыгов и абхазов, также покинувших в массовом порядке свое отечество. Убыхи расселились в Турции в пределах Анатолии, образовав поселения в районе Бандырмы близ Бурсы и в районе Измита не побережье Мраморного моря, в районе Самсуна на анатолийском побережье Чёрного моря, в районе Адана на побережье Мерсинского залива Средиземного моря, на Усунском нагорье и в ряде других пунктов Анатолии. Увы, в Турции убыхи, будучи малочисленными, стали быстро забывать язык, переходя на турецкий, а в семьях и общинах – на абхазский или адыгский языки. Последним носителем убыхского языка считается Тевфик Эсенч, житель селения Хаджи-Осман кёй в районе Маньяс провинции Балыкесир, умерший в 1992 г. И хотя потомки мухаджиров из Убыхии и по сей день живут в Турции, владеющих языком предков среди них не найти. Так по воле Аллаха ушла в историю общность одного из самых воинственных народов Кавказа – убыхов. Хотелось бы, чтобы XXII Зимние Олимпийские Игры стали бы символом мира на этой древней земле.

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home