Реклама
История

Репрессии в отношении мусульманского духовенства. Часть 3

1259

Десятки преподавателей начальных религиозных школ арестовывались и наказывались в административном либо уголовном порядке.

Десятки преподавателей начальных религиозных школ арестовывались и наказывались в административном либо уголовном порядке.

Часть 1

Часть 2

Налоговый гнет на представителей мусульманского духовенства приводил к тому, что в их среде стали усиливаться разговоры о возможном сложении сана. Мухтасиб 3-го прихода Арского кантона в феврале 1927 года не исключал возможность коллективной акции отречения. А уже за январь-февраль 1928 года от сана отреклись 40 священнослужителей. От сана отрекся мулла 17 мечети Вахитов Саид – известный исследователь истории татар, чьи материалы использовал при написании «Очерков по истории Казанского ханства», Михаил Худяков.

В ходе научных экспедиций Вахитов нашел ярлыки хана Тохтамыша, крымского хана Сахиб-Герея, другие документы с печатями ханов. В ходе начавшейся компании латинизации и борьбы с религией, в целях сохранения большое количество документов он передал в Академию Наук в г. Москве и в Ленинграде. Свое отречение Вахитов огласил в газете «Красная Татария», в которой в частности говорилось: «Желая жить своим трудом и быть полноправным советским гражданином с 20 июня с.г. я отказываюсь от должности имама и прошу прихожан и ДУМЕС принять мой отказ как действительный и окончательный».

Он занялся научной и преподавательской деятельностью, но после этого трижды арестовывался. Последний раз в 1937 году и будет приговорен к расстрелу. Во время ареста у него на чердаке обнаружили 3 ящика старинных книг. Скорее всего, их постигла судьба, как и многих других документов. Книги, рукописи, изъятые у арестованных по приказу Берия в 1939 году уничтоженных путем сожжения.

Факт отречения от сана в тех условиях был с тактической точки зрения не выгоден органам ОГПУ, т.к. они оставались бы один на один с массой верующих особенно в сельских районах. К тому же, на место ушедших мулл, стали приходить бывшие служащие советских учреждений, либо абсолютно неграмотные люди. Именно поэтому они препятствовали сложению сана тем муллам, которые были послушными исполнителями их требований.

Именно так они поступили с муллой деревни Сулабаш Дубъязского района Хасаном Гатой Мухамедовым, отца известного уже в то время композитора Султана Габяши. Более того, они заставили его согласиться на должность мухтасиба. Но 2 июня Хасан-Гата Мухаммедов будет арестован по нелепому обвинению в участии в монархической организации «Сират эль мустаким».

Власти на местах чинили всяческие препятствия общинам верующих в деле религиозного образовании детей, несмотря на то, что оно было разрешено в 1924 году декретом ВЦИК. Особенную усердность в этом деле проявляла власть в Татарской республике, которая разрешила проводить религиозное обучение лиц не младше 18 лет и не разрешала проводить обучение светским дисциплинам.

Местные чиновники без всяких оснований запрещали открывать религиозные школы. Так житель деревни Курманаево Чистопольского кантона Гиматетдинов в письме на имя секретаря волостного комитета ВКП (б) в связи с отказом кантонной милиции дать разрешение на религиозное обучение детей писал: «Коммунисты не смогли вести антирелигиозную пропаганду, и теперь они начинают борьбу с религией административными методами». Заканчивая свое письмо, автор говорил: «Мы не боимся, и от имени нескольких общин будем требовать разрешения. Если не разрешат, то все равно будем учить детей. Коммунисты будут побеждены и мы будем победителями». 

Проблема религиозного образования детей активно обсуждалась верующими в деревнях Сосновка, Терен, Верхнее и Нижнее Кучуково Агрызского кантона, Калларово, Казанбаш Елабужского кантона. Ситуация складывалась таким образом, что стали возникать незарегистрированные школы как для девочек, так и для мальчиков. В Чистопольском кантоне на 1 мая 1926 года на 69 советских школ, в которых обучалось 6454 человека приходилось 37 религиозных с охватом в 892 человека. На 1 января 1927 года число легальных религиозных школ по республике было 207, в которых обучалось свыше пяти тысяч человек и в то же время функционировало 35 нелегальных школ, в которых обучалось свыше пятисот детей.

Безусловно, это не могло остаться без реакции властей. Десятки преподавателей этих начальных религиозных школ, среди которых было немало мулл и жен, арестовывались и наказывались в административном либо уголовном порядке. За период с июля 1926 года по сентябрь 1927 года привлекались к различным видам ответственности 32 служителя культа из них две женщины Шакурова Гайша и Сафина Фатима были осуждены к  лишению свободы на несколько месяцев.

Ровель Кашапов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home