История / Личности

Имам Матуриди и новое толкование Корана

2297

Человек, отрицающий одного из толкований аята, у которого смысл при ниспослании и смысл при толковании разнятся, не будет считаться отрицающим весь аят.

Человек, отрицающий одного из толкований аята, у которого смысл при ниспослании и смысл при толковании разнятся, не будет считаться отрицающим весь аят.

Кроме того, что Матуриди был факихом и мутакаллимом, он, в то же время, были и муфассиром. В ходе истории много людей занимались толкованием Корана, из которых некоторые писали свои толкования, опираясь в основном на предания, поэтому такая традиция толкования называется «тафсирами риваят», в то время как другие писали свои толкования, опираясь на разум, поэтому такая традиция толкования называется «тафсирами дираят». Если говорить о Матуриди, принимая во внимание эти две традиции, то можно считать его первым представителем разумного толкования.

В начале произведения «Та’виляту-ль куран» показывается разница между понятиями «тафсир» и «та’виль» и, если это дополнение не было внесено позже, то Матуриди дал этим терминам толкования, которые никто не давал им ранее. Согласно ему, тафсир это четкое разъяснение того, что хотел сказать Аллах. Та’виль же это не предоставление точного предписания, касательно того, что хотел сказать Аллах, а выбор лишь одного, более предпочтительного из всех возможных мнений. Первый вариант он относил к сподвижникам, а второй – факихам последующих поколений. Исходя из этого, он связывал любые вида «та’виля» лишь с теми, кто его высказывал, и не превозносил их слишком высоко.

Чтобы объяснить допустимость «та’виля» он истолковал хадис «Пусть каждый, кто скажет что-либо о Коране от себя, пусть готовит себе место в огне» , как «Пусть каждый, кто станет делать тафсир Корана от себя, пусть готовит себе место в огне», утверждая тем самым, что, опираясь на мнение нельзя делать тафсир, но можно та’виль . Мы считаем, что он пришел к такому разделению под влиянием мнений Абу Ханифы о та’виле. Согласно Абу Ханифе, для некоторых аятов их ниспослание и та’виль это одно и то же, то есть смысл аятов явен и очевиден, как бы их не толковали, все равно будет получен тот же смысл; для других же ниспослание и та’виль это разные вещи. У текста аята есть понятный внешний смысл, который становится понятен с помощью та’виля. В этом случае ниспослание аята и его та’виль разнятся.

Человек, отрицающий одного из толкований аята, у которого смысл при ниспослании и смысл при толковании разнятся, не будет считаться отрицающим весь аят.Такой подход дает право каждому человеку понимать и толковать Коран, используя свой разум и следуя гармоничному подходу к этому процессу. Однако, при та’виле, осуществляемом определенным образом, нельзя призывать Аллаха быть свидетелем этому и утверждать, что свое мнение, несомненно, является тем, что хотел сказать Аллах. Согласно пониманию Матуриди, при та’виле уместнее говорить об относительности, нежели о безусловности. Тот факт, что Матуриди говорил об использовании языкового анализа при толковании аятов, отсылал к основам разума и теологии, выводил относительность на первый план в толковании, позволяет назвать его одним из первых людей, открывших дверь семантики и экзегетики в исламской мысли.

Наряду с тем, что он использовал разум и личное мнение чаще при толковании, изредка он все же обращался к хадисам и толкованиям сподвижников. Однако, Матуриди, по сравнению с другими муфассирами редко использовавший хадисы для толкования аятов, когда все же приводил хадисы в качестве аргументации, предпочитал не записывать цепочки их передатчиков и полные тексты хадисов, а лишь передавать смысл. Как видно из «Китабу-т тавхид», если он не был уверен в достоверности хадисов или преданий, что было редко, он использовал предостерегающее выражение «если достоверность подтвердится».

Islam-Today

Что Вы думаете об этом?

Оставьте свой комментарий.

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home