Реклама
История

Как началась новая эпоха в изучении "Записок" Ибн Фадлана

938

Как началась новая эпоха в изучении

В 1923 г. в Мешхеде Заки-Валиди Тоган обнаружил в конце рукописи Ибн ал-Факиха текст Ибн Фадлана. С этого времени началась новая эпоха в изучении "Записок" Ибн Фадлана. В связи с этим, в 1925 г. казанский археолог и историк В.Ф. Смолин отмечал, что полноценный текст Ибн Фадлана поможет прояснить некоторые неясные и непонятные места предыдущего варианта, извлеченного из "Географического словаря" Йакута.

Наряду с этим, В.Ф.Смолин выдвинул несколько предварительных версий, которые, видимо, должны были подтвердить или опровергнуть новонайденный текст. В частности, как и многие предыдущие исследователи, он предположил, что ислам проник в Волжскую Булгарию задолго до 922 г.

Позже "Записки" Ибн Фадлана были досконально изучены украинским востоковедом А. П. Ковалевским, который помимо нескольких статей дважды опубликовал критический текст этого источника, снабдив его основательным комментарием. Перевод Ковалевского до сих пор не переиздан и считается библиографической редкостью. Правда и в этом тексте находятся ошибки, но они незначительны и большинство из них было отмечено учеными-востоковедами.

К сожалению, даже эти замечания не решили одной из главной проблем перевода Ковалевского, а в частности, вопроса с трактовкой термина "сакалиба".

Традиционно, в российском востоковедении принято переводить это слово как "славяне". Это мнение считается устоявшимся и тем не менее вызывает постоянные вопросы. Теме сакалиба был посвящен отдельный параграф нашего исследования, поэтому мы не будем подробно останавливаться на этом вопросе, а лишь отметим некоторые моменты. Интересно то, что если отойти от традиции и представить, что "сакалиба" - это не славяне, или говоря точнее, не только славяне, но и тюрки прежде всего, то многие вопросы снимаются сами собой.

Проблема с адекватным переводом термина "сакалиба" еще в XIX в. вызывала много вопросов. Например, русский исследователь В.Рогозин в 1881 г. писал: "Любопытно и загадочно то обстоятельство, что царь болгарский именовался царем славян и "владавцем". Естественно, что обстоятельство это невольно наталкивает на предположение, что болгары были славяне.

Наряду с этим он задает вопрос: "Неужели... все восточные писатели ошиблись, называя болгар славянами?" Неужели послы халифа, бывшие в Болгаре, не умели отличить славян от тюрок, после того как проехали многие турецкие земли?

Неужели халифы в грамотах к болгарским царям величали их не тем титулом, какой эти цари усвоили себе сами?".

Упомянутый выше В.Ф.Смолин также удивлялся тому, что в "Записках" Ибн Фадлана "болгары называются славянами". Если Смолин объяснял эту несуразность несовершенством текста Ибн Фадлана, который тогда ему был известен лишь в извлечении из Йакута, то В.Рогозин не смог найти ответа на свой вопрос. Современный исследователь Д.Е.Мишин, написавший о "сакалиба" целую монографию также упирается в тупик, объясняя употребление этого термина в "Записках" Ибн Фадлана.

"... Название сакалиба употребляется у Ибн Фадлана двояко. В значительном большинстве случаев (11 из 14) оно предстает как часть титула правителя волжских булгар (малик ас-сакалиба). Всего лишь в трех случаях название сакалиба употребляется в очевидной диспропорции напрашивается вопрос: называет ли Ибн Фадлан волжских булгар сакалиба потому, что их правитель именовался малик ас-сакалиба, или наоборот, Алмуш именуется правителем сакалиба потому, что его поданные назывались сакалиба!", - пишет Д.Е.Мишин. 

В результате автор исследования приходит к выводу, что "правильнее было бы поддержать первое предположение" . То есть Д.Е.Мишин склоняется к тому, чтобы объяснять термин "сакалиба" у Ибн Фадлана тем, что Алмуш являлся "маликом ас-сакалиба" ("правителем ас-сакалиба") и соответственно его поданные были "сакалиба", то этот этноним в тексте Ибн Фадлана был производным от малика ас-сакалиба.

Также Д.Е.Мишин дает еще несколько предположений. Например, по его мнению, Ибн Фадлан еще находясь в Багдаде был знаком с письмом Алмуша, в котором тот называл себя правителем ас-сакалиба. Якобы Ибн Фадлан не стал вдаваться в подробности и уточнять как называют поданных Алмуша, а автоматически распространил на них термин известный ему по титулатуре царя булгар.

Почему же тогда Алмуш в письме в Багдад называл себя маликом ас-сакалиба (то есть по Мишину "правителем славян"). Автор исследования объясняет это тем, что Алмуш, преследуя цель создания мощной антихазарской коалиции, решил показать себя перед арабами мощным правителем, которому подчиняются многие народы.

В результате всех своих изысканий Д.Е.Мишин делает окончательный вывод: "...применение Ибн Фадланом названия сакалиба к волжским булгарам основано не на его собственных наблюдениях, сделанных во время поездки в Булгар, а на титулатуре царя Алмуша, именовавшего себя "правителем сакалиба" в послании к халифу ал-Муктадиру. Такое употребление названия сакалиба правомернее считать не свидетельством его отнесения ко всем северным народам без разбора, а результатом следования автора неверному указателю, которым стало вышеупомянутое послание".

Таким образом Д.Е.Мишин очень просто "решает" проблему с сакалиба у Ибн Фадлана. Получается, чтобы повысить свою значимость в глазах арабов Алмуш назвал себя "правителем славян". Но почему именно славян, а не, например, булгар, буртас, савиров, башкир и других народов того региона? Так выглядело бы значительнее. Кроме того, не надо забывать, что до приезда в Булгар Ибн Фадлан видел множество племен и народов, которые он называл их собственными именами, а не связывал их этнонимы с именем того или иного правителя. Впрочем, это утверждение Д.Е.Мишина не является оригинальным.

Еще в 1954 г. сам переводчик Ибн Фадлана, А.П.Ковалевский писал буквально следующее: "Ибн Фадлан несколько раз называет булгарского царя - "царь славян", а один раз и его страну - "страна славян". Это обстоятельство вызвало когда-то много толков и недоумений. Теперь... можно считать установленным, что употребление этого выражения в данном случае имело политическое значение. Именно в основе его лежало стремление изобразить царя булгар владыкой многих северных народов, которые в тогдашнем арабском языке обычно обозначались общим именем "сакалиба" - "славяне".

Однако когда дело коснулось вопроса о провозглашении официального титула царя в мечети, то титулом этим оказался не "повелитель" (эмир) булгар". В этой части можно согласится с Ковалевским - возможно, что Алмуш и в самом деле для пущей важности сначала называл себя "царем сакалиба", а потом "царем булгар". Но дело не в этом. Да, Алмуш под титулатурой "малик ас-сакалиба" подразумевал, что он управляет несколькими народами, которые носят собирательное название "ас- сакалиба".

В X в. некоторые арабские авторы так называли все народы Восточной и Северной Европы, которых не могли отнести к византийцам, франкам и русам. Татарские историки конца XIX - начала XX в. однозначно под этим общим термином подразумевали тюркские и финские народности, проживающие на берегах Волги, Дона, Урала", а также полагали, что употребление "ас-сакалиба" исключительно в варианте "славяне" не совсем верно. Сам А.П.Ковалевский утверждал, что "термин "саклаби" и по своему происхождению и по обычному употреблению в арабском языке обозначает славян".

Также он отмечал, что "...так как авторы не слишком хорошо разбирались в этнических признаках, а тем более в языках северных народов, то этим термином сплошь и рядом обозначали всевозможные северные народы и германцев на Рейне, и финнов, и булгар. Таким образом, приходится в каждом отдельном случае решать вопрос, какое содержание вкладывал в это слово данный автор".

Азат Ахунов. Исламизация Волжско-Камского региона (VII-X вв.)

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home