Реклама
История

Как Алмуш потребовал 4 тысячи динаров от багдадского халифа

1734

Как Алмуш потребовал 4 тысячи динаров от багдадского халифа

Обратимся к вопросу исламизации булгар, отраженному в "Записках" Ибн Фадлана. В 921 г. в Багдад ко двору багдадского халифа аль-Муктадира прибывает посольство от булгарского правителя Алмуша, которое возглавляет ‘Абдаллах ибн Башту. Посол привозит письма, одно из которых было адресовано халифу, а второе - начальнику охраны внутренних покоев дворца Назиру аль-Харами. Существует версия, что было еще и третье письмо, адресованное везиру Хамиду ибн ал-‘Аббасу в Бухару и Багдад.

В свои посланиях Алмуш просил Муктадира о присылке к нему кого либо, кто наставил бы его в вере, а также построить для него мечеть, в котором воздвиг бы для него кафедру-михраб, чтобы оттуда можно было бы от имени халифа произнести проповедь-хутбу в его собственной стране и во всех областях его государства".

Кроме этого булгарский правитель просил халифа Муктадира о постройке крепости, в которой он мог бы скрываться от своих противников. Просьбы Алмуша были услышаны - в 922 г. Волжскую Булгарию посетило Посольство багдадского халифа ал-Муктадира, благодаря содействию которого булгары приняли ислам.

Сами торжества начались в четверг 12 мухаррема 310 года по хиджре (12 мая 922 г.), когда в торжественной обстановке было прочитано письмо халифа. Несомненно, что это было долгожданным и желанным событием для булгар. Это проявлялось в таких деталях, как полное подчинение указаниям прибывших миссионеров в части соблюдения ритуала перехода в ислам. Например, элтабара одели в савад - черную "униформу" высших сановников повелителя правоверных (черный цвет - цвет аббасидов), а на голову водрузили чалму.

Мало того, когда начали читать письмо халифа, Ибн Фадлан потребовал, чтобы Алмуш и его люди слушали чтение стоя и им пришлось встать. После прочтения восхвалений в адрес ал-Муктадира, он также потребовал, чтобы правитель Булгара в ответ пожелал мира повелителю правоверных .

Конечно, Алмуш не был смиренным агнцем и терпел такое насилие над собой исключительно в политических или, возможно, в экономических целях. Позже, когда ему станет известно, что посланники халифа не привезли обещанных денег (4 тысяч динаров) на строительство крепости, булгарский правитель вызовет Ибн Фадлана и в категоричной форме потребует их выдачи.

Это уже было похоже на угрозу. 

В чем же была причина?

Спустя время элтабар объяснит это тем, что его требование было вызвано тем, что он хочет вести строительство на средства, заработанные праведным путем.

Якобы у него у самого достаточно средств для осуществления любого строительного проекта, но он не уверен, что его средства достаточно легитимны с точки зрения шариата. Скорее всего, булгарский правитель хитрил - в те годы ради богатой добычи люди без раздумий шли на грабеж и убийства, поэтому не приходится думать, что еще вчерашний язычник Алмуш, соблюдал какие-то моральные принципы.

Видимо, он считал, что своим согласием принять ислам в качестве официальной религии Волжской Булгарии, он оказал невероятную услугу багдадскому халифу, который без лишних материальных затрат и тяжелых войн без проблем заполучил под свое крыло такое мощное и важное с геополитической точки зрения государство, как Волжская Булгария. По сути, он находился в поиске и готов был с легкостью переориентироваться на того, кто дал бы больше.

В то время в Багдаде исповедовали ислам шафиитского толка, а в Булгаре до приезда арабского посольства, видимо, под влиянием среднеазиатских миссионеров - ислам ханифитского толка. Ибн Фадлан приводит интересный пример, который характеризовал конфессиональную ситуацию в Булгаре, как весьма неустойчивую, еще окончательно не утвержденную в той или иной форме. Так Алмуш в ожидании арабских денег беспрекословно выполнял все требования багдадского посольства, а когда узнал, что денег не будет, приказал муэдзину удвоить икаму.

Тем самым элтабар делал намек на свою возможную переориентацию на Среднюю Азию, ведь именно согласно тамошнему ханифитскому мазхабу икама читалась дважды. Увидев это, Ибн Фадлан крайне возмутился и приказал муэдзину прекратить нарушать принятые при дворе правоверных правила (т. е. традиции шафиитов).

Кроме всего прочего, сохранение ханифитского мазхаба для волжских булгар было важно и для сохранения торговых отношений, который к тому времени уже сложились между Волжской Булгарией и Средней Азией.

Как известно, среди современных мусульман, проживающих в Волжско-Камском регионе распространен ислам ханифитского толка (основатель Абу Ханифа, умер в 767 г.), который исповедуют, кстати, в большинстве стран мусульманского мира. Интересно, что в одном из древнейших памятников татарской литературы - в поэме булгаро-татарского поэта Кул ‘Али (XIII в.) прославляются деятели суннитского (в том числе и Абу Ханифа) и даже шиитского ислама (‘Али, Хасан и Хусаин), но ни слова не говорится о Мухаммаде аш-Шафи‘и - основателе шафиитского мазхаба в исламе. В татарской литературе более позднего периода, созданной на территории Поволжья мы также не увидим упоминания этого имени.

О чем это говорит?

О том, что шафиитский мазхаб не прижился среди татар и башкир. Шафиитский ("арабский") толк, видимо, действовал на территории Волжской Булгарии самое непродолжительное время, возможно, лишь в период нахождения в Булгаре багдадской делегации. Если сравнить оба мазхаба - ханифитский и шафиитский, то выяснится, что по большому счету они не имеют между собой принципиальных различий.

Для булгар, находящихся вдали от главных центров мусульманского просвещения было не так уж важно - какие тонкости и различия есть в том или ином ответвлении ислама. Ислам распространился в Волжской Булгарии еще задолго до приезда официальной делегации из Багдада и помимо геополитических задач Алмуш должен был учитывать и мнение жителей государства, которое уже в массе своей к тому времени исламизировалось в ханифитском толке.

Азат Ахунов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home