Реклама
История

Церемония принятия булгарами Ислама

2498

О начале проникновения ислама в булгарскую среду имеется немало сведений. Возможно, что некоторые из них соответствуют истине. А некоторые заслуживают обоснованной критики. Нет оснований для сомнения в том, что в Булгарию проникали исламские проповедники. Автор XII столетия Абу-Абдалах Гарнати писал, что в 9 г. хиджры пророк Мухаммед послал в Булгар трех своих сподвижников, которые будто бы чудесным образом исцелили больную дочь хана и оставались в Булгаре три года, строили там мечети и распространяли ислам. Один из этих сподвижников остался в Булгаре и женился на исцеленной дочери хана Туй-бике [1].

Однако сомнительно, чтобы один из них доставил письмо пророка Мухаммеда, написанное на тюркском языке, как сообщают некоторые арабские авторы. Хотя Шигабутдин Марджани склонен верить этому утверждению, тем не менее он не приводит сколь-либо убедительных доводов в его пользу. Возможно, в данном изложении не столь важна достоверность какого-то отдельного факта. Важно установление тенденции проникновения ислама в Поволжье с момента его зарождения как мировой религии. В этом отношении важны данные, содержащиеся в сочинении Абу Али Ахмед ибн-Омар Ибн-Русте «Ал-Алак ан-нафиса», написанном в 903—913 гг., т.е. до официального принятия ислама в Волжской Булгарии в качестве государственной религии. Он писал: «Болгары — народ земледельческий и возделывает всякого рода зерновой хлеб, как-то: пшеницу, ячмень, просо и другие. Большая часть их исповедует ислам, и есть в селениях мечети и начальные училища с муэдзинами и имамами»[2].

По вполне установленным данным, булгары приняли ислам при халифе Ал-Муктадире. Ссылаясь на Шамсутдина ад-Димашки, Риза Фахретдинов написал следующие строки: «Булгары жили в едином государстве. Они все мусульмане, стали ими при Муктадире. Их царь послал к Муктадиру просьбу прислать ученых для обучения правилам ислама. Халиф удовлетворил его просьбу. После этого из Булгарии приезжает группа людей для совершения хаджа. Им оказывается помощь животными и жильем».

Впрочем, как бы там ни было, именно при Айдаре (Алмыше) Волжская Булгария приняла ислам. И вот как это происходило.

Айдар хан переписывался с предводителем сакалибов при дворе багдадского халифа — Назиром, или Навиром, который, предположительно, был выходцем из Булгара. Письмо Айдара, принявшего окончательное решение о принятии ислама в качестве государственной религии, Ал-Муктадиру было передано именно им. Получив его, багдадский халиф направил в Волжскую Булгарию посольство. В составе посольства были Саусан ал-Раси, Текин ал-Турки и Парс ал-Сакалиби и секретарь посольства Ахмед ибн Фадлан. Халиф ал-Муктадир в вопросах войны и безопасности полностью полагался на сакалибов и тюрков. Особенностью делегации было то, что трое из высокопоставленных сановников в его составе сами были выходцами из Волжского региона или же имели к нему непосредственное отношение. Посол Саусан ал-Раси в свое время участвовал в заговоре против халифа и его от трона отделял только один день. Его корни были связаны с берегами Волги. Текин ал-Турки был купцом и торговал железом. Он был заинтересован в связях между халифатом и Булгарией, где производилось много оружия. Приводя эти факты, современный арабский историк Адель Совелам Мохаммед Гамаледдин ссылается на Абу ал-Райхан Бируни, писавшего о нововведениях сакалибов в производстве мечей, и персидского автора Ал-Гардизи, указывавшего на количество оружия во владениях булгар и фактах их участия во многих войнах и сражениях.

Короче, волжский регион для членов посольства был известной землей. Как отмечает профессор Анас Халидов, разнообразные контакты, установившиеся между Булгаром и Багдадом в конце IX — начале X вв., не могли возникнуть на пустом месте. Халифат в это время, по мнению ученого, находился в значительной мере под властью тюрков. Тюрки интегрировались в исламском обществе в качестве его интеллектуалов в религиозно-правовой мысли, науке, литературе, как чиновники, простые горожане, торговцы и воины. Тюркские отряды впервые пришли в Ирак в составе аббасидского войска из Хорасана в середине VIII в., а при халифе Мутасиме (833—842) составили костяк халифской гвардии. «Тюрки стали опорой для ислама и защитой для халифов», «тюрки стали обладателями власти и всего мира», — цитирует арабских авторов Халидов.
Исследователь допускает возможность поэтических преувеличений арабских авторов. Однако факт тесных связей между Багдадом и Булгаром вполне очевиден [3].

«В числе наиболее важных целей обращения царя булгар к Аббасидскому халифату было усиление его военно-политической власти в регионе. Но он знал, что халиф не сможет напрямую помочь ему в этом деле, что армия халифа не сможет дойти до его страны «из-за большого расстояния и обширных территорий, отделяющих его от халифа», как указал Ибн-Фадлан. Булгарский царь понимал, что политическая власть не всесильна без поддержки определенными средствами безопасности и в результате написал халифу письмо, «прося его построить крепость, где он сможет найти укрытие от инакомыслящих царей, своих противников». Так написано современными арабскими авторами, базировавшимися на многочисленных данных, доселе неизвестных нашим исследователям [4].

Посольство отправилось из Багдада 21 июня 921 г. через Среднюю Азию и прибыло в Великий Булгар 12 мая 922 г. Сочинение Ибн-Фадлана об этом путешествии стало бесценным источником по изучению истории Волжской Булгарии и народов, населявших весь путь прохождения посольства.

В данном случае интерес для нас представляет история пребывания посольства в Волжской Булгарии. За сутки до прибытия посольства в город хан послал навстречу ему четырех князей, а также своих братьев и сыновей. Они встретили гостей, держа в руках хлеб, соль, мясо и просо.

Недалеко от города посольство было встречено самим ханом. Вот как описывает эту сцену Ибн-Фадлан: «Увидев нас, он сошел с лошади и пал ниц, поклоняясь и благодаря великого и могучего Аллаха. В руке у него были дирхемы, и он рассыпал их на нас. Он повелел поставить юрты, и мы поселились в них»[5].

Церемония оглашения письма халифа была торжественной. Было развернуто два знамени, привезенных посольством, оседлана лошадь, присланная Айдару халифом. Эльтабара (правителя булгар) одели в черную одежду высших сановников халифа и надели на его голову черный тюрбан. Затем все присутствовавшие заслушали письмо халифа, прочитанное Ибн-Фадланом. После завершения чтения все так дружно воскликнули: «Аллах акбар!», что, говоря словами самого Ибн-Фадлана, «задрожала земля». После этого окружающие эльтабара люди рассыпали на него дирхемы. Потом Ибн-Фадлан представил царю и царице подарки: благовония, одежды, жемчуга. Затем накинул на царицу почетный халат, после чего женщины рассыпали на нее дирхемы. На этом церемония завершилась. После нее состоялся торжественный прием в честь знаменательного события. Сам эльтабар сидел в центре на троне, покрытом византийской парчой. Рядом сидела жена. Приближенные князья устроились справа, гостей усадили слева. Сыновья расположились перед ним. После трапезы все присутствовавшие выпили из бокалов медовый напи­ток — суджу и разошлись. Последующие дни были посвящены обучению жителей Великого Булгара основам ислама. Преемники Айдара (Альмуша), принявшего имя Габдуллы, продолжили им заложенные традиции.

 

[1] Щпилевский СМ. Древние города... — С.26.
[2] Гасырлар авазы - Эхо веков. — 1995. — Май. — С.60.
[3] Халидов А. Тюрки в столице халифата (IX в.)//Международные связи, торговые пути и города Среднего Поволжья 1Х-ХШ веков. Материалы международного симпозиума. Казань, 8—10 сентября 1998. — Казань, 1999. — С.8—9.
[4] Совелам А., Гамаледдин М. Заметки о путешествии Ибн-Фадлана и основании Казани//Международные связи, торговые пути и города Среднего Поволжья IX - XIII веков. Материалы Международного симпозиума. Казань, 8—10 сентября 1998. — Казань, 1999. — С.47.
[5] Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу//На стыке континентов и цивилизаций. — М., 1996. — С.28. 

 

доктор исторических наук, профессор И.Р.Тагиров 

Реклама
Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home