В мире / Запад

Неоправдавшиеся надежды: 15 лет глобальной антитеррористической кампании

753

Неоправдавшиеся надежды: 15 лет глобальной антитеррористической кампании

11 сентября 2001 г. Соединенные Штаты Америки впервые с 1941 г. подверглись нападению на своей территории. Более того, события 11 сентября стали самой крупной террористической атакой в истории человечества. В тот день в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании трагически оборвалась жизнь почти 3 тыс. человек.

Уже вечером того же дня президент США Джордж Буш-младший назвал произошедшее актом терроризма и пообещал продолжить «защищать свободу и все хорошее и справедливое, что есть в нашем мире». Очень скоро были установлены непосредственные исполнители терактов — члены исламистской группировки «Аль-Каида», которую возглавлял Усама бен Ладен.

Появление серьезной внешней угрозы, способной нанести значительный ущерб США на их территории, привело к беспрецедентному единению американской нации и безоговорочной поддержке государства в деле устранения этой смертельной угрозы. Президент Дж. Буш-младший фактически получил от Конгресса карт-бланш на любые военные действия.

Международное сообщество в лице ООН также полностью солидаризировалось с США. В сентябре 2001 г. Советом Безопасности ООН были приняты резолюции 1368 и 1373, осуждающие теракты 11 сентября и призывающие все страны сплотиться перед угрозой терроризма и сделать все от них зависящее для избавления от нее.

Никогда в своей истории США не видели такой поистине глобальной поддержки и сочувствия их беде. Велики были и ожидания — многие эксперты считали, что события 11 сентября и реакция на них мирового сообщества дают уникальный шанс на позитивные изменения в мире. Увы, этот шанс так и не был реализован. Радужные мечты очень скоро разбились о высокомерие и самонадеянность официального Вашингтона.

Бенджамин Франклин: «Те, кто готовы пожертвовать основополагающей свободой ради получения временного состояния безопасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности»

Теракты 11 сентября произвели сильнейшее впечатление на американское общество, которое не было знакомо с такого рода угрозами. Запрос на проведение реформ в области безопасности, прежде всего внутренней, был беспрецедентным. Кроме того, сами власти подогревали ситуацию общей риторикой о том, что «США находятся в состоянии войны с террором». «Нахождение в состоянии войны» требовало решительных и жестких действий. В практическом плане в Соединенных Штатах были проведены внутренние реформы, которые оказали влияние в том числе и на мировую политику.

Прежде всего, была инициирована самая крупная со времен президента Г. Трумэна административная реформа, в результате которой было создано Министерство внутренней безопасности, объединившее под своей эгидой несколько разрозненных ведомств. В рамках этой же масштабной реформы был введен ряд новых должностей, в частности пост директора Национальной разведки. Изначальная идея объединения разведывательных и иных секретных данных в единую систему для получения более целостной картины происходящего имела и серьезный побочный результат — доступ к этой информации получал более широкий круг лиц.

Так, благодаря действиям американского военнослужащего в Ираке Брэдли Мэннинга сотни тысяч документов Госдепартамента и Министерства обороны США были опубликованы на сайте Wikileaks. Это была крупнейшая утечка секретных и конфиденциальных материалов за всю американскую историю, которая сильно осложнила работу американских ведомств за рубежом. Мир из первоисточников узнал, что о нем в реальности думают Соединенные Штаты. После подобного фиаско вряд ли кто-то легко согласится на откровенный разговор с американскими представителями. Скорее всего, это имело негативные последствия и для разведывательной деятельности США.

В октябре 2001 г. Конгресс в срочном порядке принял Патриотический акт (USA PATRIOT Act) [1], который серьезно ограничил права и свободы американских граждан во имя безопасности (этого не было даже в самые сложные времена холодной войны). Хотя данный документ неоднократно подвергался критике со стороны правозащитников, он просуществовал, пусть и в усеченном виде, вплоть до 2015 г.

В заменивший его Акт Свободы (USA FREEDOM Act) были включены некоторые положения предшествующего документа. О незаконной слежке, которую американские спецслужбы вели в рамках Патриотического акта, в том числе и за своими гражданами, поведал миру бывший сотрудник фирмы-субподрядчика Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден.

Вследствие проведенных внутриполитических реформ восприятие Соединенных Штатов в мире изменилось. Из оплота свободы, демократии и прав человека они под благовидным предлогом борьбы с терроризмом все больше превращались в полицейское государство. И это не могло не остаться незамеченным другими странами.

Успехи антитеррористической кампании

За истекший период США удалось добиться определенных успехов в борьбе с терроризмом. Однако все эти успехи связаны с областями, в которых западные страны имели очевидное превосходство над остальными.

Во-первых, в финансовом и банковском секторе были проведены реформы, направленные на недопущение сомнительных операций, которые могли бы послужить источником финансирования террористов. Однако практически ничего не удалось сделать с популярной в мусульманских странах неформальной системой денежных переводов (хавала), основанной на доверии между отправителем, получателем и посредником.

Во-вторых, было налажено взаимодействие спецслужб по линии обмена чувствительной информацией о террористах и их деятельности. Однако уровень доверия к этой информации может быть разным. Например, в апреле 2013 г., за год до совершения терактов в Бостоне, ФСБ России направила американским спецслужбам информацию о поездке одного из братьев Царнаевых в вербовочный лагерь на Северном Кавказе, но ФБР США ошибочно признало данную информацию не заслуживающей внимания.

В-третьих, особый акцент был сделан на усиление контроля за сохранностью оружия массового поражения и материалов двойного назначения, которые могли быть использованы исламистскими террористическими группировками в рамках избранной ими стратегии нанесения противнику максимального ущерба. Осенью 2001 г. некоторые американские политические деятели и представительства средств массовой информации получили конверты, содержавшие споры сибирской язвы. Пять человек, заразившихся опасной болезнью, погибли. Дело не было раскрыто, так как основной подозреваемый совершил самоубийство в 2008 г.

В-четвертых, благодаря военным операциям в Афганистане, а позднее и в Ираке удалось практически полностью ликвидировать «Аль-Каиду», взявшую на себя ответственность за совершение терактов 11 сентября. В мае 2011 г. в Пакистане спецподразделением армии США был уничтожен и лидер группировки — террорист номер один Усама бен Ладен.

Проблемы глобальной войны с терроризмом

Как показывает статистика, результаты пятнадцатилетней борьбы с терроризмом неутешительны. С 2000 по 2014 гг. число жертв террористов увеличилось в 9 раз — с 3329 до 32685 человек. В 2014 г. теракты были зафиксированы в 123 из 162 стран. Количество самих терактов выросло более чем в 7 раз — с 1980 в 2001 г. до 14786 в 2015 г.

Что же послужило причиной активизации террористов после начала кампании по их устранению?

Во-первых, США ввязались в войну в Афганистане и в Ираке, не имея четкой стратегии действий. И если операция в Афганистане была поддержана мировым сообществом как справедливый ответ на события 11 сентября, то операция в Ираке, проведенная на сфабрикованных основаниях, фактически похоронила международную антитеррористическую коалицию и расколола ранее сплоченные ряды стран-членов НАТО. Франция и Германия высказались против операции, заставив Вашингтон обратиться к новой формуле «коалиции желающих». Сегодня Афганистан и Ирак остаются ареной непрекращающихся терактов, число жертв которых исчисляется сотнями тысяч, не говоря уже о триллионах долларов, которые американские налогоплательщики заплатили за эти военные кампании без какого-либо позитивного результата.

Во-вторых, США допустили колоссальную стратегическую ошибку: вместо того чтобы сосредоточиться на борьбе с исламистскими группировками, Вашингтон и его союзники начали параллельно вести борьбу со светскими режимами сначала в Ираке, а затем и в Сирии. В обоих случаях вакуум власти быстро заполнили исламисты, позднее объединившиеся в «Исламское государство» (ИГ), справиться с которым национальным армиям Ирака и Сирии уже не под силу. Даже «арабская весна», которая была призвана стать торжеством демократии в арабском мире, принесла как минимум спорные плоды. В Египте к власти по итогам демократических выборов пришел представитель радикальной организации «Братья-мусульмане» Мохаммед Мурси, впоследствии смещенный со своего поста в результате военного переворота. Ливия после убийства Муаммара Каддафи переживает период полураспада и непрекращающихся междоусобных войн. В Йемене конфликт властей с исламистами продолжается уже несколько лет. Фактически ни одну из проведенных или инициированных США за последние 15 лет операций нельзя признать успешной, принесшей свободу и процветание. Более того, исламистская угроза «мутировала», стала более разнообразной, распространилась на новые страны и регионы.

В-третьих, ни одна из основополагающих проблем распространения терроризма не была решена. Страны мусульманского мира по-прежнему не чувствуют себя включенными в мировые процессы. Число мусульман, поддерживающих «Исламское государство», растет. Согласно опросам, проведенным в арабских странах в конце 2014 – начале 2015 гг., 8,5 млн человек активно поддерживали ИГ и еще 42 млн (из 370 млн в 11 арабских странах) позитивно оценивали его деятельность. В результате пятнадцатилетней антитеррористической кампании отношения США с мусульманскими странами не только не улучшились, но из-за недальновидной политики с более чем сомнительными результатами даже ухудшились.

В-четвертых, начав «войну с террором» без определения четких задач и критериев успеха, США переоценили свои силы. Фактически сегодня можно констатировать, что исламистскому терроризму удалось втянуть Соединенные Штаты в долгосрочное противостояние, в классический ассиметричный конфликт, в котором сильный противник не может победить военным путем. Теперь США вынуждены играть по чужим правилам без перспектив достижения быстрой победы, что явно подрывает их лидерство. Американское общество устало от бесконечной борьбы с терроризмом. Все отчетливее звучат голоса изоляционистов, выступающих за ограничение вмешательства Соединенных Штатов в мировые дела. С такими идеями выступает, в частности, кандидат в президенты США Дональд Трамп, который представляет отчасти несистемную оппозицию политической элите, доминировавшей с момента окончания холодной войны и втянувшей страну в череду изнуряющих конфликтов. Очевидно, что даже если Д. Трамп не станет президентом (этому препятствует не только кандидат от Демократической партии Х. Клинтон, но и наиболее консервативно настроенная часть республиканского истеблишмента), изоляционистские настроения в стране будут нарастать.

Долгая дорога в гору

Подводя итоги пятнадцатилетней антитеррористической кампании, начавшейся 11 сентября 2001 г., можно сделать следующие выводы.

1. Террористическая активность находится на подъеме, число локальных исламистских группировок, выступающих (и не всегда безуспешно) против своих правительств, растет. На сегодня самым сильным соперником остается «Исламское государство», которое распространяет свое влияние, в том числе за пределы Ближнего Востока. Очевидно, что Европу ждут новые теракты, но они скорее будут фоном для значительных перемен в мусульманском мире. США рано или поздно придется осознать, что военными методами проблему терроризма можно лишь усугубить, но не решить. Необходимо начать поиск политического решения накопившихся за десятилетия проблем.

2. Большинство стран, опасающихся вооруженного вмешательства США, усвоили главный урок иракской и ливийской кампаний — остановить Вашингтон может только наличие оружие массового уничтожения. Именно поэтому 9 сентября 2016 г. КНДР провела уже пятое за последние десять лет испытание ядерного боезаряда, вызвав в очередной раз бурю негодования мирового сообщества. В Пхеньяне справедливо рассудили: лучше санкции со стороны ООН, чем гипотетическое военное вмешательство Соединенных Штатов. Таким образом, проводимая Вашингтоном самонадеянная политика односторонних действий привела не только к снижению значимости норм международного права, но и к дальнейшему расшатыванию основ режима нераспространения.

3. США уже не смогут играть ведущую роль в антитеррористической коалиции, независимо от ее конфигурации. За прошедшие пятнадцать лет они окончательно утратили сострадание мирового сообщества и образ главной жертвы терроризма. Более того, для многих государств Соединенные Штаты превратились в агрессора, действия которого приводят к бесчисленным бедам, разрушениям и росту террористической активности. И это, увы, основной итог пятнадцатилетней антитеррористической кампании, которая во многом девальвировала жертву 11 сентября 2001 г. в почти 3 тыс. человек. Фактически борьбу с терроризмом нужно начинать с нуля, исходя уже из новых реалий еще более опасного и непредсказуемого мира.

Сергей Веселовский
к.полит.н., доц. кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home