Реклама
В мире / Запад

"А какая погода стояла в Багдаде?"

2371

Если проситель убежища, прибывший с захваченных ИГ территорий,  имеет при себе подлинный паспорт, то, скорее всего, убежище ему будет предоставлено. А если у просителя нет при себе документов, а рассказанная история вызывает сомнения? Журналисты Yle выяснили, как отсеиваются лгуны среди просителей убежища.

Все большее число людей просит в Финляндии убежища. Однако Иммиграционное ведомство не cклонно раздавать места, как политики — обещания перед выборами: каждый проситель убежища проходит через интервью, которое заканчивается чаще отрицательным, чем положительным решением.

Журналисты Yle выяснили, что происходит во время этого процесса, растягивающегося на месяцы, и как власти отличают людей, попавших в настоящую беду, от тех, кто «гонится за уровнем жизни».

1. Все начинается с «Asylum».

Путь от прошения убежища до получения статуса беженца начинается со встречи просителя и властей — полиции и погранохраны. Стартом для этого становится зачастую заявление «аsylum» — убежище.

Власти начинают проводить предварительное расследование — выяснять личность прибывшего и путь в Финляндию, а также берут отпечатки пальцев, которые заносят в систему стран ЕС Eurodac. После этого просителя убежища отправляют в центр приема беженцев, где он будет ждать интервью с чиновниками Иммиграционного ведомства.

2. Просителей, кочующих из страны в страну, отправляют в страну прибытия.

Полиция и погранохрана передает дела просителей Иммиграционному ведомству, которое, в первую очередь, выясняет, кто несет ответственность за прибывшего — Финляндия или другая страна ЕС.

Согласно Дублинским договоренностям, в ответе находится та страна, в которой проситель попросил убежище впервые. Это выясняется с помощью отпечатков пальцев, занесенных в базу данных Eurodac. Если отпечатки уже занесены в регистр властями одной из стран ЕС, то просителя отправляют обратно.

Подобных «Дублинских бродяг» в Европе много. В Финляндии в этом году из 4 121 просителя убежища 517 оказались «бродягами» и были отправлены обратно.

3. Манера речи помогает определить страну.

Далее власти начинают рассматривать предпосылки для предоставления убежища. Подтвердить историю просителя бывает сложно, особенно если у него нет документов. Чиновники ведомства принимают во внимание различные доказательства, например, фотографии или свидетельства с бывшей работы. Эти свидетельства проверяются полицией и специалистами погранохраны.

Главным аргументом все же является многочасовое интервью, на основе которого принимается решение о предоставлении убежища.

Чиновники обращают наибольшее внимание на рассказ просителя о самом себе. Если человек заявляет, что приехал из Сирии, но не говорит на местном арабском, то, скорее всего, он обманывает.

При необходимости Ведомство прибегает к специалистам по анализу речи.

4. «Какая погода стояла в Багдаде? Что ты видел по пути на работу?»

Убежище предоставляется в том случае, если проситель у себя на родине подвергается опасности, например, из-за этнической принадлежности, религии и политических взглядов. Если проситель утверждает, что он шиит и бежит от ИГ из иракского Мосула, то интервьюеры интересуются местными порядками, политической ситуацией или особенностями климата Мосула.

Главное — задавать вопросы, к которым нельзя подготовиться заранее. Чиновники Иммиграционного ведомства, проводящие интервью, это настоящие профи во всем, что касается знаний о зонах международных конфликтов.

5. А если он террорист?

Кроме оценки подлинности рассказа просителя убежища, в интервью проверяют, представляет ли он опасность. Однако, мер для этого немного. Обычно чиновники не имеют никаких возможностей выяснить, имел ли проситель дело с полицией у себя на родине.

Однако если проситель попадал в руки полиции в Европе, то это возможно узнать уже в самом начале процесса.

Может случиться и так, что человек имеет криминальное прошлое, но, несмотря на это, имеет право на убежище на основании пункта о второстепенной защите. Например, если проситель служил в правлении Саддама Хуссейна, то на родине оставаться ему опасно, поэтому ведомство выдает такому человеку временный вид на жительство, действующий до тех пор, пока ситуация на родине не успокоится.

6. Обманщики все же проскальзывают.

Разоблачить обманщика, если он не знает элементарных деталей о своей родине, довольно легко. Намного сложнее доказать, на самом ли деле проситель, заявляющий, что он гомосексуал из Саудовской Аравии, является таковым.

Как признают в ведомстве, система не совершенная, но, с другой стороны, идеальной системы никто не добивается. Поэтому и обманщикам удается получить убежище. Но, как говорят чиновники, это меньшее зло, чем депортировать человека, находящегося в смертельной опасности.

7. Практически каждому второму указывают на дверь.

Если рассказ просителя подтверждается, то ему предоставляют убежище. В этом году, по данным на конец июля, из 2 414 решений о предоставлении убежища меньше половины, 946, положительные. Из положительных решений 527 человек получили убежище, а остальные получили временный вид на жительство.

Из отрицательных решений в 308 случаях стоит отметка «нет оснований». Например, этим летом в Финляндию прибыла большая группа албанцев, которая просила убежища, ссылаясь на сложную обстановку с занятостью.

По данным Иммиграционного ведомства, более чем каждому второму просителю указывают на дверь.

Yle.fi

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home