В мире / Турция

«Россия исторически и географически способна взаимодействовать с Западом и Востоком»

2783

Анкара, 1 декабря.

Анкара, 1 декабря.

Россия традиционно участвовала в разрешении конфликтов в регионе Ближнего Востока, и видимо, ее роль должна оставаться значительной и в будущем, тем более у России есть свое гуманитарное видение ситуации в регионе, свой опыт выстраивания отношений с его странами и свое понимание перспектив регионального развития.

Наталья Юрьевна Ульченко – тюрколог, кандидат экономических наук, зав. сектором Турции Института востоковедения РАН, доцент кафедры экономики и экономической географии Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В.Ломоносова. Автор свыше 80 научных публикаций по проблемам экономической истории и современного экономического развития Турецкой Республики.

Газовый пакт

Islam Today: Подписанный Президентом России газовый пакт с Турцией не акцентируется как разворот России в евразийское экономическое пространство. Причины какие, Россия не намерена разводить мосты с Евросоюзом? Каким будет контекст подписанного газового пакта в турецкой экономике?

Наталья Ульченко: Ответ на Ваш вопрос заключается в дифференциации стран и регионов в зависимости от роли в международной торговле энергосырьем: значительная часть государств Евразии, хотя как раз к Турции это и не относится, сами располагают значительными запасами сырья, а значит являются или могут являться его производителями и экспортерами. Крупный и ближайший к России рынок сбыта – страны ЕС. Поэтому основной партнер России по закупкам энергосырья - это страны Европы, но не Евразии. С учетом этого обстоятельства Россия пока ставит вопрос лишь о переориентации газовой инфраструктуры с территории стран Европы на Турцию, но не конечной цели, на которую нацелена эта инфраструктура. Но, конечно, при этом учитываются интересы и потребности самой Турции, которой предназначено 14 млрд. куб. метров газа из общего объема дополнительного потока.

– Ближневосточный регион – конфликтогенный, непредсказуемый в вопросах политики о всех отношениях, нужно ли России закрепляться в нём?

– Уход страны от участия в разрешении крупных региональных конфликтов неизбежно снижает ее международный статус и престиж. Россия традиционно участвовала в разрешении конфликтов в регионе Ближнего Востока, и видимо, ее роль должна оставаться значительной и в будущем, тем более у России есть свое гуманитарное видение ситуации в регионе, свой опыт выстраивания отношений с его странами и свое понимание перспектив регионального развития. Следует отметить, что устранение России от участия в разрешении сложных региональных ситуаций, переуступка инициативы Западу далеко не всегда приводит к лучшим результатам (пример - Ливия).

К тому же в регионе сосредоточено большое число крупных производителей энергоресурсов, а, значит, его состояние существенно влияет на международный энергетический рынок, что уже непосредственно влияет на интересы России как крупной энергетической державы. 

Наталья Ульченко - тюрколог, кандидат экономических наук, зав. сектором Турции Института востоковедения РАН, доцент кафедры экономики и экономической географии Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В.Ломоносова

Наталья Ульченко - тюрколог, кандидат экономических наук, зав. сектором Турции Института востоковедения РАН, доцент кафедры экономики и экономической географии Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В.Ломоносова

– Россия - глобальная по территории. Турция – обладает глобальной экономикой и Россия, особенно реальный сектор конкуренцию Турции. Ни в этом ли причины интереса Турции к России?

– Пожалуй, отвечая на этот вопрос, действительно можно вспомнить широко распространенный тезис о взаимодополняемом характере двух экономик, что предполагает действительно отсутствие конкуренции двух стран в системе международной торговли: Россия поставляет в основном энергоносители, а Турция свои потребительские и промежуточные продукты. Но подобная структура торговли, вероятно, отвечая потребностям текущего момента, мало удовлетворительна с точки зрения будущего экономического развития как России, так и Турции: она закрепляет специализацию РФ как поставщика сырья и не слишком способствует тому, чтобы в экспорте Турции возросла доля технологически более сложных товаров. Конечно, Турция обеспокоена своим значительным внешнеторговым дефицитом в отношениях с Россией. Но одно дело беспокоиться, и другое - перейти к совместному использованию имеющихся у сторон производственных возможностей для наращивания высокотехнололгичного экспортного производства как в России, так и в Турции.

– После заключения газового пакта с Турцией Болгария и Сербия заговорили о возвращении к Южному проекту. Как Вы считаете, возможны ли изменения в позиции российской власти по Южному проекту?

Все зависит от того, насколько недовольство этих стран повлияет на позицию ЕС в целом в отношении проекта Южный поток и готовности его реализовывать с учетом интересов России. Пока такой сценарий представляется не слишком вероятным, а усилия Сербии и Болгарии, похоже, больше направлены на защиту своего имиджа в отношениях с Россией.

Участок строительства АЭС АККУЮ

Участок строительства АЭС АККУЮ

Отказ России от "Южного потока" - поражение?

– Российское руководство «не растерялось» от отказа Болгарии в транзите газа через ее территорию и приняло сильное решение. Однако Западные СМИ отказ России от Южного проекта назвали поражением Владимира Путина. Как Вы оцениваете появление российского газопровода в эпицентре исламского мира?

– Вероятно, с точки зрения западного мира это действительно поражение. Но отличие России заключается как раз в том, что исторически, географически она способна взаимодействовать не только с Западом, но и Востоком. Если отточить эту способность до уровня справедливой и тактически верной защиты своих интересов в рамках взаимовыгодного партнерства, то перед Россией открываются большие перспективы.

Россия традиционно участвовала в разрешении конфликтов в регионе Ближнего Востока, и видимо, ее роль должна оставаться значительной и в будущем, тем более у России есть свое гуманитарное видение ситуации в регионе, свой опыт выстраивания отношений с его странами и свое понимание перспектив регионального развития.

– Турция будучи в числе мировых лидеров по инвестициям, ведёт устойчивую внешнеэкономическую деятельность в бассейне Чёрного моря. Не усилит ли Турция политическое влияние в регионе, где у России имеются геополитические интересы?

– В известном смысле реализация новых договоренностей действительно сможет укрепить позиции Турции в черноморском регионе, но в случае их реализации через территорию Турции все же будет поставляться именно российский газ. Так что и позиции России также станут более значимыми.

– Россию и Турцию связывают прочно турецкий импорт (и туризм), вряд ли есть семья на просторах России, в которой не было бы чего-то турецкого. Ввиду ухода с продуктового рынка стран ЕС, Турция получила возможность занять нишу молочных продуктов, помимо многолетних поставок фруктов и овощей и пр. Не создадут ли предоставленные преференции турецким компаниям конфликт интересов между турецкими и российскими игроками рынка после истечения срока эмбарго?

– Скорее, следует предполагать конфликт интересов между старыми российскими поставщиками и Турцией. Что же касается российских производителей, то в случае, если РФ будут предприняты меры по защите своего национального рынка, они коснутся всех импортеров, не только из Турции.

Возможен ли миротворческий сценарий?

– Турция сохраняет покорность политическим интересам Белого дома, НАТО и ЕС. Чем объяснить тягу турецкого лидера к союзу с Западом? Не связана ли линия поведения исламской Турции с отсутствием доверия к власти России?

– Я думаю, подобная линия связана со здоровой осторожностью и отсутствием стопроцентного доверия ко всем зарубежным государствам: каждое из них, как и Турция, имеет в виду, прежде всего, защиту своих национальных интересов, а не своего зарубежного партнера, сколь близок он не был. Четкое понимание этой истины всегда было характерно для турецкой элиты, а периоды обострения отношений между полюсами мировой политики всегда оказывались для нее наиболее продуктивным внешнеполитическим периодом за счет искусного балансирования между ними в целях извлечения максимальной выгоды из отношений с государствами, представляющими каждую из групп интересов.

Проект АЭС в Турции

Проект АЭС в Турции

– У России, как и любой другой державы, есть возможность выступить миротворцем на Ближнем Востоке, где ситуацию переломило бы перемирие между Эрдоганом и Асадом. Успешная практика у России имеется, Дмитрий Медведев сумел свести на переговорах непримиримых лидеров Азербайджана и Армении. Насколько возможен миротворческий сценарий под эгидой России и что для этого нужно по Вашему мнению?

– Скорее, миротворческий сценарий возможен под эгидой Турции как ближневосточного государства, но для этого необходимого её согласие включить в коалицию демократических сил в Сирии и действующего президента Асада.

По Вашему сценарию победили бы Сирия, Турция и Россия одновременно. Спасибо большое за интервью!

Светлана Мамий, Москва

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home