В мире

Россия и мир: повестка на 100 лет

419

Россия и мир: повестка на 100 лет

Россия и мир: повестка на 100 лет

Российский совет по международным делам (РСМД) представил прогноз развития мира и изменения места и роли России на следующие 100 лет.

По мнению экспертов, в течение следующих 100 лет нас ждут как минимум 12 глобальных "вызовов".

  1. В перспективе следующего столетия нас ожидает перелом глобальных демографических трендов. Мы можем застать изменение тенденции последних ста лет, которые показали беспрецедентный рост населения. Скорее всего, в предстоящее столетие рост серьезно замедлится или даже уйдет в отрицательную зону. Такому положению дел будет способствовать распространение образцов репродуктивного поведения, присущего урбанизированным обществам (хотя это далеко не означает решения проблем развития и качества жизни).
  2. Население планеты станет более мобильным. Этому будет способствовать как возможное нивелирование физических границ между государствами, так и уже достигнутый уровень развития коммуникаций. Универсализация английского языка как средства глобального общения будет подталкивать подобную интернационализацию. Мобильность населения может быть и вынужденной, спровоцированной политическими потрясениями и конфликтами.
  3. Мобильность населения и возможная стабилизация его роста не решит сама по себе проблему дефицита земли и ресурсов в силу неравномерности распределения населения. Концентрация населения в городах поставит перед необходимостью новых решений в области организации городского пространства.
  4. Взрывной рост производства и распространения информации, по всей видимости, еще не достиг своих пределов. Сегодня и в будущем проблему будет представлять не дефицит информации, а ее избыток. Как следствие – «перегрузка канала» и потребность в таргетированной подаче информации, адекватных средствах ее сортировки. Интернет вещей приведет к очередному росту информатизации. А возможная прямая связка информационных систем с деятельностью мозга человека (по сути, вживление сети в мозг) приведет к очередному перевороту в информационной сфере. Помимо новых возможностей, это поставит вопрос об автономии индивида, его свободе и защиты от всеобъемлющего контроля со стороны государства и корпораций.
  5. В мире будет меняться баланс сил. Неустойчивость мирового порядка чревата конфликтами между ведущими игроками и перекройкой границ. Государственные границы в целом ряде регионов изменятся. Уже сейчас эти процессы происходят на Ближнем Востоке и в Центральной Европе. Они вполне могут затронуть Африку и Центральную Азию. Границы будут меняться и в силу интеграционных процессов в отдельных регионах – для ряда успешных интеграционных группировок они просто отпадут за ненадобностью. Но эти же границы могут восстанавливаться столь же быстро под влиянием наплывов населения из кризисных регионов.
  6. Одновременно будет ускоряться революция в военном деле. Старые военные технологии будут наполняться новой информационно начинкой. Возможен и качественно новый прорыв в управлении и применении вооруженных сил, достижении новых пределов скоротечности, дистанционности и автоматизированности современного боя. Радикально могут измениться образ авиации, ряда компонентов военно-морских и сухопутных сил, значимость космических сил. В свою очередь, это приведет к беспрецедентной роботизации и профессионализации армии.

Одновременно массовое проникновение в общество информационных технологий оставляет шансы «массовым» армиям, но уже на новых технологических и управленческих принципах. Повседневные компетенции в области информационных технологий позволят адаптировать их и к военным задачам. Сто лет назад то же самое происходило с индустриальными рабочими, которые быстро адаптировались к новым технологиям ведения войны и к новой технике.

  1. Конкуренция между государствами будет разворачиваться на фоне роста глобальных проблем. Одна из них – новые инфекции и эпидемии. Их решение потребует развития институтов глобального управления. А это, наряду с другими факторами, вновь поставит на повестку дня вопрос о государственном суверенитете, пределах вмешательства во внутренние дела государства, легитимных инструментах подобного вмешательства. Противоречие между потребностью в глобальном управлении и суверенитете будет нарастать. По сути, это означает противоречие между попыткой выстроить мировой порядок и сохранить мировую анархию в международных отношениях.
  2. Возможно нарастание конкуренции правительственных и неправительственных игроков. Ключевые конкуренты государства – транснациональные компании, обладающие финансовой мощью и доступом к информации о рынках. Однако компании лишены инструментов легитимного насилия. Им придется опираться на аппарат насилия государств для защиты и продвижения своих глобальных интересов. Террористы различных мастей – другой неправительственный конкурент государства. Развитие технологий будет делать инфраструктуру более уязвимой как для традиционных, так и для новых форм терроризма. Рост числа кризисных и «хрупких» государств – благоприятная среда для развития терроризма. Кибертерроризм – еще неосвоенная ниша для радикалов. Будущие сто лет будут связаны с растущей уязвимостью государства и человека в киберпространстве.
  3. Вместе с тем эрозия суверенитета, скорее всего, будет носить неравномерный характер. Рост числа слабых государств будет сопровождаться усилением небольшого числа государств. Усилением как в смысле контроля собственного населения, так и возможностей проецировать мощь вовне. Слабые государства останутся ареной конкуренции ведущих держав в том случае, если лидерам не удастся выстроить эффективные институты глобального управления.
  4. Радикальные изменения произойдут в области энергетики. Причем эти изменения могут диктоваться не столько дефицитом ресурсов, сколько изменениями среды – климатическими и экологическими сдвигами. Возможна радикальная перестройка мирового энергетического баланса. Более дорогая энергия солнца и ветра может оказаться востребованной в силу дороговизны преодоления последствий климатических изменений.
  5. Революционные изменения вероятны в области образования. Дистанционное образование, радикальная смена карты профессий и принципиально новый уровень доступности и распространения информации повлияют как на природу университета, так и на другие образовательные институты. Образование может стать значительно более индивидуализированным – заточенным под нужды, особенности и интересы конкретного человека. Но специализация образования парадоксальным образом может идти рука об руку с деградацией универсального и фундаментального образования. При этом вложения в науку будут, вероятно, обгонять экономический рост.
  6. Трансформация политических идеологий – еще один значимый тренд. Понятия свободы, авторитета, равенства, легитимности и другие фундаментальные политические категории будут наполняться новым смыслом. Это будет происходить, в частности, на фоне новой волны «паноптизма» – роста контроля над индивидом и сокращением пространства его реальной свободы, а также новыми условиями информационной среды, в которых игнорирование мнения масс будет крайне затруднительным. Вероятно, мы также увидим растущую конкуренцию светских и религиозных проектов государственного строительства.

Международные отношения: рациональный мировой порядок?/Рабочая тетрадь РСМД

 

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home