В мире / Центральная Азия и Иран

Прорыв не состоялся, но...

2003

Прорыв не состоялся, но...

Главы МИД «шестерки» международных посредников подводят предварительные итоги переговоров с Ираном, завершившихся 10 ноября, отмечая, что договориться пока не удалось, но возлагают большие надежды на следующий раунд, который состоится 20 ноября.

Западные СМИ склонны оценивать прошедшие трехдневные переговоры без особого восторга, так как соглашение, которое разрешило бы кризис вокруг ядерной проблемы Ирана, так и не было подписано. Желаемого результата не принесли и переговоры между главами внешнеполитических ведомств стран «шестерки» и Ирана.

С самого начала на эту встречу возлагались немалые надежды. Госсекретарь США Дж. Керри даже прервал свое ближневосточное турне, отменив запланированные визиты в Алжир и Марокко, что с одной стороны, подтверждает высокие ожидания, связываемые с этим раундом переговоров, а с другой стороны, является свидетельством стремления США к продолжению курса на улучшение отношений с Ираном.

Переговоры, по словам главы российского МИД Сергея Лаврова, были «конкретными и затяжными», но время было потрачено не зря, так как есть основы для дальнейшей совместной работы. Однако самое главное, по мнению министра – это то, что в ходе переговоров удалось отойти от «санкционного рычага» давления на Иран, который за долгие годы доказал свою неэффективность. Более того, нынешние переговоры стал самыми длительными переговорами на высшем уровне между США и Ираном с 1979 г. – Дж. Керри провел за столом переговоров почти 8 часов. Представить такое прежде было просто невозможно.

Однако, подписания соглашения так и не состоялось. Основной причиной этого стала позиция Франции, потребовавшая включить в текст соглашения формулировки, не устроившие иранскую сторону. Францию не устроила идея смягчение экономических санкций в отношении Ирана взамен на приостановку ряда мероприятий иранской ядерной программы. Лоран Фабиус, министр иностранных дел Франции, по мнению издания Independent, показал себя как самое настоящее напоминание десятилетней истории неудачных попыток разрешить иранский ядерный кризис. Наличие подобных союзников, по мнению издания, создает Вашингтону не меньше проблем, чем политические противники.

Другой причиной того, что соглашение так и не было достигнуто, стала принципиальная позиция Ирана по вопросу строительства реактора на тяжелой воде, который строится в Араке, а также по вопросу обогащения Ирана, право на которое Тегеран полон решимости сохранить.

Необходимо учитывать, что единства мнений по вопросу ядерной программы и отношений с Западом нет и в самом Иране. The Guardian пишет о так называемых «ястребах» иранской внешней политики. Термин «ястреб» или «ястребы» изначально применялся для обозначения наиболее воинствующего, наиболее агрессивного крыла в американской политической жизни, но постепенно приобрел международное применение. Для иранских «ястребов», считающих, что Каддафи стал уязвим только после того, как сдал ОМП, ядерное оружие – это гарантия от смены режима.

Таким образом, страны «шестерки» и Иран, фактически, пытаются договориться на прежних условиях с небольшими изменениями, однако по мнению генерального директора Центра по изучению современного Ирана Раджаба Сафарова, есть вероятность того, что эти переговоры могут стать прорывными, потому что «как только Соединенные Штаты почувствуют позитив и объективные результаты на переговорах, они вынуждены будут снять определенные санкции. Как только американцы будут снимать определенные санкции, то это уже волной пойдет по всему миру. И очень многие государства снимут свои избыточные санкции по отношению к исламской республике. И этот процесс уже остановить будет крайне сложно, поскольку Иран будет вдохновлен прицелом на восстановление отношений. Это вызовет доверие у руководства Ирана. Иран может пойти на дальнейшие, более конструктивные шаги».

Аналитики едины во мнении, что у Роухани есть все шансы на то, чтобы договориться с международными переговорщиками и добиться поэтапного снятия экономических санкций. Главное сейчас – это убедить мировое сообщество в том, что у Ирана другой президент, новое правительство и новая философия международных отношений, отличная от курса прежнего президента М. Ахмадинежада.

Руслан Хисамов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home