Реклама
В мире / Ближний восток

Как женщины стали особым объектом пропаганды ИГ

2024

Как женщины стали особым объектом пропаганды ИГ

Как женщины стали особым объектом пропаганды ИГ

Каков же механизм воздействия вышеуказанной пропаганды? Американский исследователь Э. Круглански полагает, что ИГИЛ делает упор не только на религиозную аргументацию, но и на естественные желания человека, умело направляя их в выгодное для себя русло. В первую очередь, используются две базовые человеческие психологические потребности: когнитивная определенность (cognitive closure) и потребность в личной значимости (personal significance). Когнитивная определенность означает ликвидацию неопределенности, это желание быть уверенным в будущем, потребность знать, что делать и куда идти.

Это поиск некой структуры и сопричастности к чьим-либо взглядам и убеждениям. Автор подчеркивает, что хотя экстремизм выражается по-разному в зависимости от региона (от религиозного фундаментализма до радикального национализма), индивиды, которые стремятся к определенности, обладают наиболее радикальными взглядами. Они принижают тех, кто не разделяет их взгляды, и считают допустимым с моральной точки зрения ликвидировать оппонентов любыми средствами.

Потребность в личной значимости эксплуатируется ИГИЛ в виде предложения присоединившимся статуса героев и мучеников, сохранения их имени в «вечности», получения места в истории. Поиск собственной значимости может быть усилен значимой действительной или мнимой потерей. ИГИЛ не случайно демонстрирует жертв бомбардировок из числа местных жителей, говорит о несправедливости общества, унижении мусульман Западом, непременно описывая все в ярких красках с целью подчеркнуть страдания мусульман в мире. 

Поиск собственной значимости универсален, и от него невозможно избавиться. Он может выражаться в социально значимых поступках, направленных на благо всего общества. К примеру, в добровольной помощи бедным и обездоленным. Однако благотворительность может в итоге оказаться трудной и неблагодарной работой. Она требует терпения и упорства, постепенного преодоления трудностей, занимает много времени, не всегда оканчивается успехом. Это медленный и сложный путь. Более быстрый путь для отдельных представителей молодежи – это насилие и сражение.

Отметим, что кроме психологических потребностей, ИГИЛ предлагает и удовлетворение физиологических потребностей: агрессии (через участие в боях, казнях) и сексуального влечения (через создание семьи, завладение рабынями-наложницами). Особым объектом пропаганды ИГИЛ стали женщины. Э.М. Солтман и М. Смит в отношении данной категории выделяют подталкивающие и «вытягивающие» факторы (push-pull факторы).

К первым относятся:

  1. Чувство изоляции и/или культурной неопределенности, вопросы идентичности, неопределенность в принадлежности к западной культуре (как правило, это этнические меньшинства, мигранты, новообращенные).
  2. Чувство принадлежности к международной мусульманской общине (умме), которая обижена Западом.
  3. Чувство злости, печали и/или фрустрации по отношению к ситуации с уммой.

Во второй группе факторов отмечаются:

  1. Идеализированные цели в виде религиозной обязанности по строительству «халифата».
  2. Чувство принадлежности к группе и к «сестрам» по вере.
  3. Романтизация реальности.

В то же время отмечается, что сторонницы ИГИЛ не являются эмансипированными женщинами, типичными представительницами Запада, живущими самостоятельно и независимо от мужчин. Наоборот, большая часть из них свою роль в ИГИЛ видит в качестве домохозяек.

Они обсуждают домашние хлопоты, величие в воспитании нового поколения, говорят о бесплатной еде, одежде, свежем хлебе, денежных подарках невестам боевиков. Их также привлекает возможность найти свое предназначение в жизни, а также «сестер», которые бы разделяли с ним единые ценности. При этом женщины считают, что они стоят у истоков этого государства и станут женами, матерями, учителями, медсестрами в новом «халифате».

Интересно, что среди женщин есть те, кого привлекает насилие и которые видят себя в «халифате» в качестве надзирательниц за женщинами-немусульманками, работниц полиции нравов, участниц боевых действий, вербовщиц.

В боевиках сторонниц ИГИЛ привлекают:

  1. Искренность и открытое проявление эмоций.
  2. Смелость и уверенность в поступках.
  3. Независимость от старшего поколения.

Таким образом, конфликт поколений (наблюдаемый не только в среде мигрантов, но и в некоторых регионах – например, на Северном Кавказе) играет определенную роль.

В целом, ИГИЛ действует как сплоченная социальная группа, которой для единства необходимы харизматичные лидеры, товарищество, глубокие семейные и дружеские связи (по крайней мере, в виде декларации). Все это порождает «коллективную идентичность». Разделяемые группой социальные ценности могут усиливаться через коллективную память, чувство «жертвы», страха, угрозу идентичности или групповому имиджу, унижение, религиозные и политические идеологии.

Продолжение следует.

Ильшат Мухаметзарипов. Кандидат исторических наука, заместитель директора Центра исламоведческих исследований АН РТ Зарубежный опыт противодействия пропаганде ИГИЛ в среде "европейских" мусульман.  Казанский педагогический журнал, № 3, 2016. - С. 185-191

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home