Реклама
В мире / Арабский мир и Африка

Е.Примаков: "Гражданская война в Сирии уже начинается"

1220
1

Готовы ли конфликтующие стороны выполнять условия перемирия, станет известно уже во вторник. Ожидается, что 10 апреля в Москве проведет переговоры глава МИД Сирии Валид Муаллем, а еще через неделю сюда приедет из Дамаска делегация сирийской оппозиции.

- Евгений Максимович, многие сомневались в успехе миссии Кофи Аннана. Но хотя его посредничество сталкивается с трудностями, кое-что удалось. Например, разработать план урегулирования и добиться от сирийского правительства согласия ему следовать. Вы верили в Аннана?

- Видите ли, я Кофи Аннана знаю давно. Некоторые считают, что у него никогда ничего не получалось. Это не так. Помню, как он пытался кое-что сделать в Багдаде. Мы ему, кстати, помогали. Он тогда поехал в Ирак и позвонил мне из Багдада ночью, сказав "спасибо" по-русски и отметив, что очень благодарен нашему Виктору Посувалюку (В 1990-е годы Виктор Посувалюк был послом в Ираке, а затем замглавы МИД – Ред .). Той своей поездкой Аннан сорвал возможный удар по Ираку (со стороны США – Ред.).

Кофи Аннан - человек очень умный и сбалансированный. Он не будет принимать какую-то одну сторону только потому, что ее принимают США или европейские государства. Он будет объективно подходить к ситуации, я в этом уверен. В отношении Сирии это означает, что необходимо создать условия для прекращения огня с обеих сторон. Нельзя просто обвинять правительство, требовать от него односторонних действий и в то же самое время тихо за кулисами подстегивать оппозицию, передавать ей вооружения и создавать пропагандистски благоприятный для нее фон.

Я сразу понимал, что Кофи Аннан не будет придерживаться такой линии. И он действительно предложил такой план, который одобрили и Россия, и Китай и, собственно, все остальные. Вопрос теперь в том, как этот план будет выполняться. Главным условием было прекращение огня с двух сторон.

- Сирийское правительство на это ведь согласилось?

- Да, сирийское правительство согласилось, и оно даже поставило для этого срок. Но, как вы помните, недавно так называемые друзья Сирии встретились и обсудили вопрос о снабжении оппозиции оружием. Где после этого гарантии того, что оппозиция не начнет вооруженного наступления на режим как раз после того, как правительство выведет свои войска из городов? Нужно, чтобы работа осуществлялась не только с правительством Сирии, но и с оппозицией. Мы, да и китайцы тоже, такую работу с правительством ведем. Но аналогичной работы с оппозицией не видно. Наоборот, эти "друзья" зачастую подстрекают оппозицию, поддерживают, даже вооружают.

- То есть цель Запада – это сменить режим Асада в Сирии?

- Запад очень хочет сменить режим Асада. И ряд арабских государств – Катар и Саудовская Аравия, к примеру, - также хотят сменить этот режим. Они этого хотят по своим причинам, главное - они не хотят образования "шиитского пояса" и надеются выбить из него Сирию. Под "шиитским поясом" я имею в виду Иран и Ирак, где большинство населения - мусульмане-шииты, а также близкие им Сирию и Ливан, где позиции шиитов сильны. Этого особенно опасаются те арабские государства в зоне Персидского залива, где имеются шиитские меньшинства.

- Велика ли, на ваш взгляд, опасность гражданской войны в Сирии?

- Она уже начинается. И будет разрастаться, если не удастся заключить соглашения. Есть угроза того, что эта война примет характер религиозного столкновения между алавитами, которые близки шиитам, и суннитами. Тогда это будет очень кровопролитная война.

- То есть еще одна цель - ослабление Ирана? Или даже подготовка к смене режима в Иране?

- В какой-то степени это так. Впрочем, Дамаск с Тегераном сблизились по вполне понятной причине. Сирийцы опасаются, что останутся один на один с Израилем, и им нужен был тыл. Иран для сирийцев является тылом.

- Вы встречались с президентом Сирии Башаром Асадом. Каковы ваши впечатления?

- С президентом Башаром Асадом я встречался много раз. И я не принадлежу к тем, кто считает, что он агрессивно настроен. Абсолютно нет. Даже по своей профессиональной подготовке он не таков.

- Ну да, он же врач-офтальмолог по специальности?

- Верно. И он не из тех, кто хочет кому-то "вырвать глаз".

- На следующей неделе в Москву прибывает очередная делегация сирийской оппозиции. На этот раз это будет оппозиция из Дамаска. Нужно ли России общаться с оппозицией?

- Обязательно. Нужно показывать всем, что мы не преследуем какие-то свои эгоистичные цели, а хотим, чтобы в Сирии был мир, чтобы сила не применялась ни с какой стороны.

- Евгений Максимович, в своей книге "Ближний Восток на сцене и за кулисами", новое издание которой сейчас вышло в свет, вы пишете о том, что "арабская весна" в Египте и Тунисе вызрела изнутри этих стран, чему были социально-экономические причины. А в случае с Ливией и Сирией в развитии событий вы усматриваете в большей степени внешнее влияние. На чем основывается такой вывод?

- Распространение "арабской весны" на Сирию и Ливию не было, конечно, с самого начала организовано Соединенными Штатами. Здесь свою роль сыграли и телевидение, и Интернет, и мобильные телефоны. Но если в Тунисе и Египте шоковое состояние, которые испытывали тогда от этого американские политики, не переросло в стремление оседлать ситуацию, то в той же Ливии мы уже видим, как с самого начала было применено оружие против режима. Это показатель.

- В каких тонах вы видите Ближний Восток в ближайшем будущем? В мрачных, трагических? Или есть надежда, что там наступит стабильность?

- На Ближнем Востоке, я бы сказал, наступит новая эра. Для Египта, например, это точно. Важным будет соотношение сил между умеренными и радикальными исламистами. Ну и роль армии надо, конечно, иметь в виду.

- А если посмотреть на регион в целом?

- А в целом на этот регион нельзя смотреть. Слишком разные страны, разные режимы, в том числе и по степени самостоятельности. На Ближний Восток надо смотреть по-разному.

- Предстоят большие испытания?

- Конечно.

Источник: Голос России

Реклама
Социальные комментарии Cackle
Home