Реклама
Экономика

Эвтаназия. Ислам. Экономика?

1659

Эвтаназия. Ислам. Экономика?
Сможет ли российское общество устоять перед теми, кто активно продвигает идеи эвтаназии в массы?

В этом материале давайте кратко коснемся темы эвтаназии. Под эвтаназией первоначально понимали  практику прекращения жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания.

В теории выделяются два вида эвтаназии: пассивная эвтаназия (намеренное прекращение медиками поддерживающей терапии больного) и активная эвтаназия (введение умирающему медицинских препаратов либо другие действия, которые влекут за собой быструю и безболезненную смерть). К активной эвтаназии часто относят и самоубийство с врачебной помощью (предоставление больному по его просьбе препаратов, сокращающих жизнь).

Обычно в дискуссиях про эвтаназию выделяют целый ряд аспектов. Кто-то концентрирует свой взгляд на проблеме невозможности точного определения стадии заболевания и возможностей лечения А другие считают, что нельзя отметать надежду на то, что в ближайшие годы лекарство будет найдено и тогда еще вчера казавшиеся неизлечимо больные люди станут вновь здоровыми (свидетелями такой ситуации уже в 20-м веке люди были несколько раз). Кто-то отмечает наличие у свободного человека права покинуть этот мир тогда, когда ему самому захочется. А другие им отвечают, что пока человек был здоров, у него даже не возникало желания стать настолько «свободным» от человеческого общества. Значит, желание стать «полностью свободным» и умереть пришло к нему одновременно с болезнью и является частью этой болезни.

Мы же в разделе «Экономика» попробуем отметить тех, кому может быть выгодно желание человека добровольно уйти из жизни при наличии проблем со здоровьем.

В качестве первого заинтересованного участника наших экономических отношений давайте выделим фонды, которые финансируют лечение человека и его пенсионное обеспечение. Ведь каждый год в странах, в которых действует система страховой медицины, медицинские страховые компании тратят значительные суммы средств, чтобы поддерживать жизнь безнадежно больных людей. Если они захотят сократить свои расходы по этим статьям, то станут активными сторонниками эвтаназии. А уже если эти игроки захотят внедрить эвтаназию в нашу жизнь и сократить дефициты своих бюджетов, то они, скорее всего, смогут продавить эти решения и на законодательном уровне.

Немаловажный момент – трансплантация органов. Понятно, что безнадежно больной человек мог бы выступить в качестве донора, тем самым помочь пациенту, которому лечение методом трансплантации необходимо. Сторонники эвтаназии говорят о тысячах людей умирающих только потому, что не было донора. Как известно, донорские органы не отличаются дешевизной. Катастрофическая их нехватка уже сейчас привела к криминализации этой сферы медицины.

Третий участник – наследники. Ведь если какое-то имущество принадлежит больному престарелому родственнику, то у некоторого типа родственников может появиться мысль о том, что «лечение бесполезно, но требует много денег». А если болезнь затянется, то все средства, которые наследник мог бы получить, уже уйдут на лечение, а значит и наследство не будет получено. Так стоит ли им ждать исчерпания средств на заведомо ненужное, как им кажется, лечение, если это лечение лишь продлевает мучения, но не способно вылечить? Примерно такова логика данного типа наследников. Особенно, если в завещании они могут поставить себя как единственного наследника.

Может быть поэтому наш Пророк (с.г.в.) указывал на важность системы наследования в Исламе? Пророк Мухаммед (с.г.в.) назвал его половиной всех знаний: «Изучайте наследственное право и обучайте ему (других), поистине оно является половиной знаний, и оно забывается, и это знание первое, что потеряет моя община» (хадис от Абу-Хурайры; приведен у Ибн-Маджа № 2710 и ад-Дарукутни № 4103).

Если больной человек является одиноким, то выгоду от его смерти может получить любой, кто первый узнает о его беспомощном состоянии и организует различными способами получение медицинского заключения о неизлечимости и просьбу больного об осуществлении эвтаназии, предварительно заставив больного написать удобное завещание.

По всей видимости, сейчас мир стоит накануне еще одного витка мирового экономического кризиса и еще одной войны. Уровень жизни не только в России, но и в мире может снизиться. Сможет ли российское общество устоять перед теми, кто активно продвигает идеи эвтаназии в массы?

В лихие 90-е годы несколько сотен тысяч одиноких и беспомощных стариков, обладавших квартирами в крупных городах, были лишены этих квартир и стали бомжами. Несколько десятков тысяч из них были убиты. Обычно в организованные преступные группировки входили «специалисты» разных направлений. Одни добывали в органах социальной защиты информацию о том, где проживают одинокие престарелые люди. Другие обеспечивали юридическое оформление сделок, в результате которых старики вроде бы добровольно продавали свои квартиры либо меняли их на убогие домишки в глухих деревнях. Третьи обеспечивали «медицинскую обработку» на местах – в этих самых глухих деревнях. Эта обработка подразумевала, что стариков безостановочно пичкали специальными препаратами, подавляющими способность к сопротивлению и поили спиртными напитками, не давая им придти в нормальное состояние и сбежать. В  результате этого бывшие владельцы недвижимости в крупных городах, стоимость за квадратный метр которой сейчас составляет от 10 до 20 тысяч долларов (обычная цена в центре Москвы) очень быстро умирали. А в их квартиры уже въезжали счастливые новые владельцы, даже не подозревавшие о том, кто и какую цену заплатил за эту квартиру. Десятки тысяч московских и подмосковных квартир в лихие 90-е годы именно так сменили своих владельцев с помощью «черных маклеров». Хотя в прессе была информация и о том, что многих из беспомощных стариков просто убивали без описанных сложностей.

В этой связи мы видим эвтаназию не как моральный выбор самого заболевшего, а как жестокий экономический процесс передела собственности. А это – чистая экономика. Именно в этом и состоит основная идея эвтаназии в условиях жесткого экономического кризиса, а отнюдь не в выражении старым и беспомощным человеком своей безграничной свободы выбора.

Реклама
Социальные комментарии Cackle
Home