Тектонический сдвиги в системе мировой политики. Прогноз на 2017 год

2109

Тектонический сдвиги в системе мировой политики. Прогноз на 2017 год

В 2016 году мир стал свидетелем тектонических сдвигов в системе мировой политики, ухудшения кризисной ситуации в целом ряде государств Ближнего Востока, утверждения позиции России и расширения круга её партнёров в регионе. О том, какие тенденции получат развитие в 2017 году, рассказал в интервью клубу «Валдай» директор Института востоковедения РАН, профессор Виталий Наумкин.

Тенденцией 2016 года, безусловно, является обострение кризисной ситуации в целом ряде государств Ближнего Востока, особенно в тех из них, которые принято считать «провалившимися», несостоявшимися. Продолжалось кровопролитие в Сирии, хотя к концу года наметились подвижки в сторону урегулирования.

Ухудшилась ситуация в Ливии, где перспектив стабилизации практически не видно. В Ираке обострились отношения между центром и курдской автономией.

Усугубилась ситуация в йеменском конфликте. Были позитивные сигналы противоборствующих сторон о готовности к компромиссу, но договориться все же не удалось. В этом конфликте мы, как и в Сирии, наблюдали довольно высокий уровень насилия. Он нанёс и продолжает наносить серьёзный удар по финансово-экономическому положению Саудовской Аравии, которая тратит большие ресурсы на ведение военных действий против повстанцев.

К государствам, которые принято включать в конфликтную ближневосточную зону, безусловно, добавился Южный Судан. Таким образом, число стран, которых захлестнул кризис, продолжает расширяться.

В целом к концу года наметилась тенденция к разрастанию хаоса. Та волна беженцев, которая, казалось, чуть схлынула, всё ещё угрожает безопасности и продолжает оставаться огромной проблемой, прежде всего, для Европейского союза. Никто пока не может вернуться на родину, и истекший год не привёл к решению этой проблемы.

Несмотря на то, что началась операция по освобождению Мосула, ДАИШ (запрещена в РФ) сохраняет свой потенциал, и «лёгкой прогулки» у иракской армии при поддержке США и их партнёров по коалиции не получилось.

Угроза терроризма не изжита. Потенциал радикального движения остаётся достаточно высоким, и требуются очень серьёзные усилия глобальных и региональных игроков, чтобы объединить силы в борьбе против этого зла. В 2016 году этого не получилось.

Совершенно очевидно, что уровень влияния Соединённых Штатов на ближневосточную ситуацию значительно снизился. Предстоящий уход действующей американской администрации ослабляет возможности и потенциал этой страны, и уже нельзя говорить о том, что США– ведущий игрок в регионе.

Россия в регионе

Важная тенденция, которая наметилась в 2016 году, – то, что России удалось значительно расширить круг партнёров на Ближнем Востоке. Здесь можно отметить высокий уровень сотрудничества с Египтом, Израилем и такими новыми партнёрами в Персидском заливе, как Бахрейн, подвижки в экономическом сотрудничестве с Катаром, договорённости по ограничению уровня добычи нефти со странами ОПЕК, включая Саудовскую Аравию и, безусловно, нормализацию отношений с Турцией и начало взаимодействия между Москвой и Анкарой по сирийскому урегулированию, что является совершенно новой, неожиданной тенденцией. Фактически к концу года Турция заменила Соединённые Штаты в качестве партнёра России по сирийскому урегулированию, начал формироваться и новый треугольник Россия – Турция – Иран.

Кроме того, 2016 год стал годом серьёзных военных побед над террористами сирийской армии при решительной поддержке российских ВКС, среди которых выделяется освобождение Алеппо. При этом они расцениваются как российские политические победы.

Стоит отметить повышение уровня координации военных действий между Россией и её партнёрами в Сирии и, в частности, с Ираном, что, однако, не исключает некоторых различий в видении развития ситуации в регионе.

Итоги 2016 года в полной мере можно будет подводить только после инаугурации Трампа 20 января, поскольку отношения с Соединёнными Штатами и характер предстоящей политики той администрации, которая придёт к власти, во многом будут определять то, что происходит на Ближнем Востоке.

Противоречие между Западом и исламским миром и сопутствующий этому рост ксенофобских настроений продолжится, и это будет отравлять систему региональных отношений не только на Ближнем Востоке, но и в остальном исламском мире.

О популизме

В 2016 году мы наблюдали тектонические сдвиги в системе мировой политики. Симптомами этого являются такие яркие события, как Brexit, победа Трампа, усиление консервативных и правых сил в Европе, которые, скорее всего, получат своё развитие и в 2017 году.

Популистские, правоконсервативные и даже националистические всплески разнообразили палитру западной части мира, «окрасив» его в совершенно новые тона. И это позволяет говорить о сильном смещении ценностного спектра, во-первых, в сторону популизма и консерватизма и, во-вторых, распространения протестных настроений в той части мира, для которой это было нехарактерно.

Не случайно говорят о «цветной революции» в Соединённых Штатах, о «смене режима» в Западной Европе и повышении уровня непредсказуемости в мировой политике. Это новые явления, которые требуют осмысления.

Кроме того, в целом для мировой системы свойственно смещение центра тяжести в сторону Азии, повышение удельного веса таких государств, как Китай и Индия, особенно Китая. Можно предположить, что на этом фоне вокруг отношений между Китаем и Соединёнными Штатами будут разворачиваться основные интриги.

Источник: Valdaiclub

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home