Реклама

Объединившиеся Арабские Эмираты: история с продолжением. Часть 6

1089

Объединившиеся Арабские Эмираты: история с продолжением. Часть 6

До этого момента мой рассказ был больше об истории этого молодого арабского государства. Теперь перейду к истории моего с ним знакомства. А оно началось далеко не вдруг, а при весьма и весьма необычных обстоятельствах.

Итак, на дворе стоял один из окаянных 90-х годов, а именно: 1994-й. То были трудные времена. С карты мира уже исчез СССР, – держава, являвшаяся краеугольным камнем послевоенного миропорядка, – экономика рухнула, люди годами не получали заработанное, умирали от голода и болезней, в общем, шел развал всего и вся во всех отношениях. Страной в те годы управляла прозападная клика горе-реформаторов во главе с беспробудно пьянствующим президентом.

О какой нормальной жизни могла идти речь в таких условиях? Быть бы, как говорится, живу… Работая на нескольких работах, я кое-как перебивался, едва сводя концы с концами. Вопрос о поездках заграницу не стоял в принципе. Ни в каком виде – ни в качестве туриста, ни в качестве делового человека, ни на танке. А я и не мечтал.  Нужно было тупо выживать.

И вдруг однажды мне приснился дивный сон. В этом сне я обнаружил себя смотрящим из иллюминатора самолета, летящего в ясном небе, наполненном солнечным светом. Внизу я видел море. Прекрасное, ослепительно красивое лазурное тропическое море, омывавшее желтый песчаный берег, переходящий в барханы. Не скажу, что самолет летел низко, но тем не менее, я вдруг увидел всадника-араба в белой одежде, который несся вдоль по берегу, погоняя своего сильного верблюда. Он скакал в том же направлении, в котором летел самолет. На том сон и закончился. Я даже не помню, что я подумал об увиденном утром. Полагаю, не было времени думать. Нужно было думать о том, как ухитриться выжить еще один день под прессом нудного бытия.

Однако божье предопределение имело другие виды относительно меня. Это я понимаю «издалека» своих нынешних дней. А тогда я лишь мысленно пожал плечами, когда в феврале месяце почувствовал вдруг неясное шевеление в сердце, очень слабое чувство, которое вдруг превратилось в совершенно ясное…, но совершенно ясное что? Мне даже сейчас трудно найти слово для передачи того, что я почувствовал в своем сердце: Намерение ли то было? Желание ли? Не уверен. Определенно могу сказать только одно: тот сердечный толчок я воспринял как необходимость сделать себе заграничный паспорт.

Я до сих пор удивляюсь, что послушался веления своего сердца, хотя никаких разумных оснований для траты времени на получение загранпаспорта не было. «Для чего он мне?» - подумал я. В какую такую заграницу я могу поехать при таких условиях жизни? И эта мысль ко мне приходила. В мою голову обрушилась лавина мыслей, и все они сводились к одному тезису, который гласил, что идея об обладании загранпаспортом есть полная глупость, которую нельзя допустить.

Вот так я думал в те дни. А делал совершенно обратное: с удивлением глядя на себя со стороны, мол не сошел ли я с ума, что, повинуясь какому-то неосязаемому и едва ощутимому голосу сердца, я уже стою в паспортном столе и заполняю необходимые бумаги, вместо того, чтобы тащить лямку беспросветной жизни на своем горбу?

Прошло предписанное количество дней и я, внутренне усмехаясь над своей глупостью, пошел получать новый документ. Привез я его домой, пролистал для ознакомления: как никак, первый в моей жизни загранпаспорт. И с такой же внутренней усмешкой положил его в дальний ящик, будучи уверенным в том, что воспользоваться им по назначению мне вряд ли придется. На дворе между тем стоял март месяц.

В сентябре я получил неожиданное предложение от ВДНХ РТ написать на арабском языке афишу для торгово-промышленной выставки Республики Татарстан в ОАЭ. Афиша включала в себя программу работы выставки, а также представленные на ней отрасли экономики республики. Работу я выполнил в срок и поехал отдавать ее заказчику. Сотрудник, поручивший мне эту работу признался, что заплатить за перевод он не может. Не успел я огорчиться, как он добавил: «В качестве компенсации я предлагаю тебе принять участие в работе выставки. Переводить можешь с арабского? Нам и переводчик нужен. Согласен?» Я согласился и, прежде чем осознать нечто важное, без чего поездка заграницу невозможна, он спросил: «Загранпаспорт есть у тебя?»

Вот так неожиданно повернулось колесо предопределения, открыв передо мной новые пути. Хотя, неожиданно ли, если учесть, сколько месяцев тому назад я, насмехаясь над собственной нелогичностью, шел получать загранпаспорт?

До вылета еще оставалась уйма времени, в ходе которого организаторы торгово-промышленной выставки подготовили визы и прочие документы для участников делегации из Татарстана. Вся эта возня, слава Аллаху, прошла мимо меня. Вскоре мне вернули загранпаспорт и объявили дату вылета: середина ноября. За это время я успел познакомиться с официальным переводчиком с арабского языка, нанятым организаторами выставки. Это был Александр Савельевич Михеев – бывший военный переводчик, много лет прослуживший при военных атташатах СССР в различных арабских странах. Об этом удивительном человеке я, иншаллах, расскажу позже.

Тем временем у нас выпал снег и серьезно так подморозило. Зима пришла быстро и уверенно. Накануне вылета снег уже лежал ровным слоем, скрыв под собой увядшие травы и пашни. Поэтому в чартерный самолет, летевший спецрейсом, мы загружались в полной зимней экипировке. Бывалые путешественники по жарким странам посмеивались над основной массой пассажиров: переодевайтесь, мол, в пляжное, а то сваритесь, по прилету-то!

Взлетели. Полеты – это однозначно, дело интересное и познавательное. Поначалу летели в плотных облаках. Южнее прояснилось, внизу бескрайние степи, затем (я сидел по левому борту) показалось Каспийское море. В него впадала какая-то река, вынося облака желтой мути в серую морскую гладь. Затем вновь пошли степи и вдруг резко возникли горы. Под нами проплывала земля Персии. Помню, как на горизонте среди тронутых снегов вершин бескрайнего плоскогорья увидел конус огромной горы, которая, подобно перевернутой белоснежной пиале возвышалась над однообразным пейзажем.

Тем временем самолет приближался к Персидскому заливу. Я посмотрел в иллюминатор и вдруг увидел нечто давно уже мною виденное, в том самом давнишнем сне: ослепительно красивое лазурное южное море, желтый песок побережья, и все это залито ярким солнечным светом… Не видел только араба на верблюде, высота-то, ой-ой!

В этот момент все встало на свои места, и перед моим мысленным взором выстроилась цепочка предопределенных свыше взаимосвязанных событий: мой сон, непонятное желание сделать загранпаспорт, бесплатная работа над афишей, неожиданное предложение принять участие в работе выставки… Именно таким замысловатым путем Господь привел меня на борт этого самолета, несущего меня к первому знакомству со сказочным миром Востока…

(продолжение следует)

Айдар Хайрутдинов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home