Реклама

Экономика и язык: как Китай утверждается в Таджикистане

929

Китай активно развивает в Таджикистане образовательную сеть по изучению китайского языка

Китай активно развивает в Таджикистане образовательную сеть по изучению китайского языка

У читающей и следящей за новостями публики на слуху успехи Китая в «завоевании» мира. Самые смелые прогнозисты уже твердят о китайской Африке и Латинской Америке. Мы не будем отходить далеко от наших границ и взглянем на то, каким образом Китай утверждается в Таджикистане.

В 2015 году Китай инвестировал в Таджикистан $273 млн, что составляет 160% от китайских инвестиций туда же в 2014 г. И вообще, китайские инвестиции в Таджикистан значительно опережают другие источники иностранных вливаний. Скорее всего, именно Китай станет самым крупным инвестором в строительство Рогунской ГЭС. От успеха этого геополитического проекта зависит репутация президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Еще бы: если строительство когда-нибудь будет завершено, то Рогунская ГЭС станет самой высокой ГЭС в мире и будет генерировать достаточно энергии, чтобы не только положить конец ограничениям на подачу электроэнергии в Таджикистане, но превратить страну в экспортера энергоресурсов. На данный момент для завершения Рогунской ГЭС требуется около 4 миллиардов долларов, которых пока нет.

Две страны занимаются также углублением военного сотрудничества. В 2016 году Пекин и Душанбе договорились о сооружении 11 новых пунктов пропуска и новых военных объектов на таджикско-афганской границе. В том же году, более 10 000 китайских и таджикских военных приняли участие в учениях, проводимых в рамках совместных антитеррористических и антинаркотических учений на юго-востоке Таджикистана. Усилия Пекина по обеспечению стабильности в Южном Таджикистане понять можно: необходимо найти союзников для защиты китайских инвестиций в общеизвестный уже проект “Один пояс, один путь”. Таджикистан в этом поясе занимает важное географическое положение.

Справедливости ради отметим, что существуют и точки напряжения в отношениях между таджиками и китайской экспансией. Они вызваны недавним гражданскими волнениями по поводу захвата китайскими фермерами земли в Южном Таджикистане, по поводу загрязнения среды китайскими цементными заводами, и по поводу аннексии Китаем части территории Республики Таджикистан в 2011 году в обмен на списание долгов. Напряжение подогревается слухами о том, что Китай положил глаз уже и на другой участок таджикской территории в юго-восточном Таджикистане, недалеко от таджикско-китайской границы. Территория, расположенная недалеко от родного города Имомлали Рахмона, содержит в своих недрах значительные запасы драгоценных металлов.

Как бы там ни было, помимо финансово-экономических и, как видим, территориально-сырьевых проектов, Китай активно развивает в Таджикистане образовательную сеть по изучению китайского языка. Еще пять лет тому назад, иностранцы, прогуливающиеся по центральному проспекту Рудаки в столице Таджикистана Душанбе, могли слышать от местных студентов приветствия «hello!» или «привет!». А в наши дни все чаще услышать китайское «ни хао!», поскольку Китай стремительно утверждается в Таджикистане. Учащиеся всех возрастов все чаще выбирают курсы китайского языка, чтобы пополнить свое образование.

В последние 20 лет число студентов, обучающихся на курсах китайского языка в Российско-таджикском (Славянском) университете, одном из лучших университетов страны, выросло в 10 раз, с 20 человек в 1997 году до почти 200 сегодня. Правда, пока еще нет китайских классов в таджикской начальных и средних школах. В целях понятно каких, Институт Конфуция при таджикском Национальном университете в Душанбе, основанный в 2009 году и поддержанный китайским правительством, проводит набор учеников в возрасте от девяти лет для изучения китайского языка в режиме трех раз в неделю. В 2015 году при Горном техникуме в северном городке Чкаловске был открыт новый филиал Института Конфуция.

Институт Конфуция работает с размахом, например, он предлагает для студентов возможность получения стипендии на обучение в Китае. Программа охватывает и более высокие уровни обучения, что напоминает гранты посольства США для учебы в Америке. Большинство местных студентов отправляются в Урумчи – столицу китайской провинции Синьцзян, населенной в основном уйгурами. Кстати, синьзянцы уже запустили шутку о “таджикском университете” в своей столице. Но и Пекин не остался в стороне – учиться едут и туда.

Первые таджикские студенты приехали в Пекин еще до 2010 года. Тогда их насчитывалось 60-70 человек. В 2010 году таких насчитывалось более 400. Считается, что для таджиков проще получить образование в Китае, чем дома. В среднем выходит около $2000 за семестр обучения, проживания и питания. Между прочим, сумма подъемная для набирающего вес таджикского среднего класса, который, надо понимать, своим ростом обязан в том числе и поступлениям из России от работающих там таджиков.

Но не все гладко с изучением китайского языка в Таджикистане, даже несмотря на государственную стратегию по распространению китайского языка, действующую в Китае.

Например, для привлечения студентов на курсы китайского языка ориентированные на Поднебесную школы в Таджикистане вынуждены работать в условиях жесткой конкуренции. Несмотря на упавшее после распада СССР качество и доступность курсов обучения русскому языку, студенты в подавляющем большинстве выбирают для изучения английский и русский языки, а не китайский. Даже те студенты, которые обучаются на курсах китайского языка утверждают, что их приоритет – сначала русский язык, потом английский, и лишь затем, по мере возможности – китайский. Из-за отсутствия спроса было закрыто отделение китайского языка в одном из частных центров по изучению иностранных языков. Возможно, таджики начали понимать, что дружеские объятия с Китаем могут легко раздавить их небольшую страну. В таком случае, охлаждение к китайскому языку – это нечто от Фрейда.

Всплеск интереса к изучению китайского языка в Таджикистане был вызван обещаниями выгодной работы в качестве переводчиков для китайских фирм в Таджикистане и таджикского бизнеса в Китае. Десять лет назад, когда Китай сделал первые шаги для расширения сотрудничества с Таджикистаном, переводчики с китайского на китайских предприятиях в этой горной стране получали долю прибыли в дополнение к зарплате. Но как только сотрудничество Китая с Таджикистаном нормализовалась и вошло в стабильное русло, прибыльная переводческая практика закончилась. Теперь переводчики-таджики, работающие на китайские фирмы, получают заработную плату наравне со своими англоязычными коллегами, что составляет $400-700 в месяц.

Айдар Хайрутдинов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home