Что толкает здравомыслящих людей в объятия вербовщиков ИГ?

2253

Приблизительное количество иностранных бойцов ИГ. (Источник: The Independent)

Приблизительное количество иностранных бойцов ИГ. (Источник: The Independent)

Итак, египетский аналитик Мухаммад Мухсин задается двумя вопросами: 

1. Что толкает вполне здравомыслящих людей сперва в объятия вербовщиков ИГ (запрещена в РФ), а затем к совершению террористических актов.

2. Чем объяснить радикализацию людей, пребывающих в здравом уме и теле?

На эти одинаково важные и неоднозначные вопросы мы можем попытаться найти ответ в социально-экономических условиях и/или в том, что в подстрекательстве со стороны религии или идеологии. Народ Ирака и Сирии жестоко страдает от социально-экономической нестабильности, вызванной оккупацией и жестокой гражданской войной. Это неопровержимый факт.

Рядом с отсутствующей инфраструктурой на взрывы бомб и гул ударов каждый день, людей в этих странах страдают. ИГ не было бы столь успешным, каким оно стало позже, если бы в Ираке не было свергнуто правительство и Саддам Хусейн. Ликвидация иракского режима под ударами вторгшихся в страну американцев привела к формированию, собственно, основы успешной экстремистской организации в виде бывших баасистов, которые были уволены из вооруженных сил в результате вышеуказанной оккупации. С этой точки зрения, ИГИЛ бы не выстояло, если бы не сложились подходящие негативные социально-экономические условия.

Давайте посмотрим на социальный аспект социально-экономического спектра причин возникновения ИГ. ИГ привлекает в свои ряды много новых сторонников, охотясь на тех, кто чувствует себя неуместным и обездоленным. Например, некто по имени Мубин Шейх, - сын индийских переселенцев в Канаду, - помнит, что он чувствовал себя “чужим на своей земле, в моем собственном доме”. Так он стал мотивированным настолько, идеология «исламского экстремизма» показалась ему подходящим и правильным инструментом для осуществления необходимых перемен в обществе.

Случай с Мубином не уникален. Такой же путь прошли Джохар и Тамерлан Царнаевы, организаторы и исполнители теракта во время проведения печально известного Бостонского марафона. Эти некогда разумные люди были буквально приведены в терроризм, потому что они чувствовали себя попросту чужими в собственном обществе и стремились к интеграции в другое общество, - несравненно более дикое и опасное.

Но давайте не забывать также и об идеологии, которая захватила вышеупомянутых людей и заставляла их совершать преступления против человечности. Чувство отчужденности в обществе вряд ли достаточно, чтобы заставить кого-либо отдать свою жизнь или забрать чужие. Человек, решившийся на совершение террористического акта, должен быть подстрекаем идеологией, которая его увлекла, он должен ощущать драйв от чувства собственной значимости, которое ему дает место в тайном обществе или организации, в роли которого, в данном случае, выступает ИГ. Стать членом тайного общества проще простого: это можно сделать через Интернет. Именно в Интернет-чатах экстремисты охотятся на своих жертв, чтобы сыграть на их личностных проблемах и социальной отчужденности.

Читайте также:

Что толкает здравомыслящих людей в объятия вербовщиков ИГ?

Очевидно, что ИГ или любая другая террористическая группировка потенциально может включить в свои ряды многих людей, которые страдают от сложных социально-экономических условий. Оно играет на их комплексах, удовлетворяет их амбиции, превращает их в ревностных последователей экстремистской идеологии, которая, в конце концов, логично приводит их к совершению террористических актов.

Таким образом, мой вывод, - пишет Мухаммад Мухсин, что ни сложные жизненные обстоятельства, ни т.н. «вера» в одиночку не могут вынудить человека стать террористом. Но это возможно при слиянии этих двух факторов в определенных условиях. Следовательно, можно загнать любого человека в ряды экстремистским группировкам, таким как ИГИЛ. Именно загнать, ведь речь идет об охоте хищников на жертв.

Таким образом, можно сделать вывод, что главное оружие любой террористической организации (не только ИГИЛ) – это не бомбы или вооружение, с помощью которого они могут лишать жизни невинных, а скорее идеология и представления, которые могут поразить сознание настолько крепко, что отравленный и расчеловеченный таким образом человек легко пойдет на убийство невинных людей.

Приведенные выше мысли принадлежат египетскому журналисту Мухаммаду Мухсина. Нельзя сказать, что он не прав. Но, осмелюсь допустить, что он не видит картину в целом. Да, злодеи из ИГ и других террористических организаций умеют использовать человеческие слабости для пополнения своих рядов. Но при этом они сами не одевают пояса шахидов и не давят машинами людей на улицах.

Поэтому здесь должен возникнуть вопрос, который не прозвучал в статье М. Мухсина: что является мотивацией главарей террористических организаций?

Мы ведь не наивные, а потому понимаем, что ИГ не возникла результате сговора бандитов, мечтающих о создании халифата. Невозможно создать что-то подобное на Ближнем Востоке, который в политическом и экономическом отношении представляет собой клубок противоречий и проблем. А вот организовать структуру, подобную ИГ (как это и произошло) извне – вполне возможно. Идеология, грамотная кадровая политика, много денег, много оружия, информационная поддержка и, самое главное - наличие важной стратегической задачи у того, кто все это организует.

Именно так все и начиналось на Ближнем Востоке в годы Первой мировой войны, когда Великобритания организовала, вооружила и натравила арабов против османцев, что привело к упразднению османской империи. Так происходит и сейчас, когда свой стратегический интерес в регионе имеют США.

Айдар Хайрутдинов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home